Радикальные перемены в госустройстве Южной Осетии не нужны

Интервью с Евгением Крутиковым

В круге политологов, публично обсуждавших проблемы Южной Осетии в СМИ, около года назад появился Евгений Крутиков. Подробнейшее знание югоосетинских внутри- и внешнеполитических проблем, состояния общества, критика в адрес руководства, свой взгляд на решение проблем вызывают неоднозначную реакцию и широкий интерес к публикациям эксперта.18 августа на свой странице в Facebook он написал, что будет вынужден прекратить «какую-либо деятельность в Южной Осетии». Корреспондент ИА REGNUM обратился к Крутикову за разъяснениями.

ИА REGNUM: Когда и в связи с чем вы приехали в первый раз в Южную Осетию? В чем заключалась ваша работа?

В первый раз я приехал в Южную Осетию еще в советское время в апреле 1991 года в разгар трагических событий в Цхинвале, о которых, к сожалению, в «большом» Советском Союзе мало кто знал и мало кто придавал им значение. Ситуация была такова, что о «грузино-осетинском конфликте», как тогда выражались, никто не имел ни малейшего представления, а увлеченное более масштабными событиями советское руководство полностью выпустило ситуацию из-под контроля. Изначально я должен был хотя бы составить представление о том, что там происходит. Я не имел никаких связей ни в Южной Осетии, ни в Грузии, и, выйдя из вертолета, оказался практически на Луне, где шли уличные бои, и пришлось выстраивать все взаимоотношения с «чистого листа». В 1992-93 годы я работал комендантом высокогорного села в Знаурском районе, руководителем информационного агентства, помощником командующего Национальной гвардии и помощником премьер-министра (это был один человек на двух должностях). В этот период я жил на два города, даже на три, перемещаясь между Москвой, Владикавказом и Цхинвалом. В этот же период мне пришлось по должности поучаствовать и в событиях в Пригородном районе Северной Осетии, и в войне в Абхазии.

ИА REGNUM: Почему спустя даже не лет, а столько событий вы начали говорить о проблемах РЮО?

Вряд ли можно сказать, что я «снова начал» говорить о ситуации в РЮО. Я никогда не прекращал связь с Южной Осетией, с ее жителями и гражданами просто хотя бы потому, что многие мои друзья — выходцы из Южной Осетии, и я постоянно был и остаюсь вовлечен в той или иной форме в жизнь Республики. Например, в августе 2004 года я с семьей находился в Цхинвале, где тогда был востребован мой опыт в ходе отражения новой попытки агрессии со стороны Грузии.

ИА REGNUM: Вы пишете: «Скорее всего, через пару дней я буду вынужден заявить, что я прекращаю какую-либо деятельность в Южной Осетии. Сохраняется шанс, но небольшой, что все изменится». В чем сейчас заключается ваша работа в Южной Осетии?

У меня нет «работы в Южной Осетии». Но это исключительно человеческая, личная проблема — мне небезразлично настоящее и, особенно, будущее страны и народа, с которыми меня связывают более двадцати лет тесной дружбы. Изначально в январе этого года возникло желание поделиться рядом соображений чисто экономического и тактического характера, что довольно быстро переросло в работу по созданию перспективных планов развития республики. В силу специфики жанра это воплотилось в серию публицистических статей, которые были восприняты руководством республики, к сожалению, исключительно как критические. Мне же, однако, казалось, что в республике и вокруг нее создалась уникальная ситуация, способная вывести Южную Осетию на новый уровень не только с точки зрения ее международного признания, но и внутреннего развития — как политического, так и экономического. Это был исключительно личный мотив, поскольку мне было (и остается до сих пор) обидно, что многое из того, за что боролся в том числе я лично, оказалось заброшено, уничтожено или извращено.

ИА REGNUM: И какие именно перемены должны произойти?

На мой взгляд, единственный разумным выходом из сложившейся нынешней кризисной ситуации в РЮО может стать только длительная и последовательная работа по созданию конкурентоспособной экономики на базе вовлечения республики в надгосударственные образования сперва на платформе бывшего СССР. Эта работа включает в себя не только повседневную деятельность в политической и экономической сферах, но и разработку программ развития, ориентированных на долгосрочный период и основанных на реалистичных жизненных схемах.

ИА REGNUM: Про прежние годы вашей работы в Южной Осетии вы пишете: «Никто не сказал мне даже простого «спасибо». С кем бы я ни разговаривала из южных осетин, из людей, связанных с Южной Осетией, они практически дословно говорят то же самое. Много осетин — политики, ветераны, журналисты, представители культуры — страдают такой «непризнанностью». А кто должен говорить это «спасибо» и в чем оно должно выражаться?

Речь не идет о формализации некоего «признания». Я достаточно «признан» именно формально, имея государственные награды за боевые заслуги, в том числе и награды Республики Южная Осетия. Награды, которые не присуждаются по формальным признакам или «по совокупности заслуг». Не могу говорить за всех ветеранов, но в моем случае речь идет исключительно о «самообороне». Начав серию публицистических статей о реальностях и будущем РЮО, я столкнулся с массированной пропагандистской атакой в свой адрес с целью дискредитации автора, если уж невозможно ответить по существу текстов. Например, реанимировались мифы о событиях 1990-х годов, мне приписывались участие в финансовых аферах и даже убийствах. Действительно, некоторые бытовые обстоятельства военных действий начала 90-х годов вынуждали идти на формальные нарушения законодательства как в финансовой сфере, так и в сфере оборота оружия и вооружений. Но сейчас в 2013 году это стало поводом для дискредитации моей личности. Argumentum ad hominem. К сожалению, таким нападкам подвергаются многие ветераны событий 90-х годов. Кроме того, за это время, к счастью, в Южной Осетии выросло целое новое поколение, которое не знает и не очень понимает суть тех событий, и которым приходится заново разъяснять обстоятельства зарождения независимости республики. Это не занудство старика — просто так изменилась жизнь.

ИА REGNUM: Действительно ли вы представляете сторону бывшего кандидата в президенты Южной Осетии, посла РЮО в РФ Дмитрия Медоева?

Я не считаю, что посол в Москве Дмитрий Николаевич Медоев обладает какой-либо отдельной, сепаратной «стороной», отличной от позиции его работодателей — президента и народа Южной Осетии. И тем более, нет никакого смысла «представлять» эту несуществующую «сторону». Предвыборные баталии давно остались в прошлом, да и программные позиции тогдашнего кандидата в президенты Дмитрия Медоева по сути проблемы — усилению государственности РЮО — глобально не противоречили позиции другого кандидата в президенты — Леонида Тибилова. Здесь необходимо подчеркнуть, что посол Медоев действительно является моим другом в чисто человеческом понимании этого слова, и было бы странно это отрицать, но мы не обязаны во всем совпадать в политических оценках ситуации. Могу лишь сказать, что я куда более радикален во многих суждениях, в том числе и в результате моего специфического жизненного опыта, а позиция государственного служащего, тем более, посла всегда была исключительно лояльной.

ИА REGNUM: Считаете ли вы, что в Южной Осетии должны пройти досрочные президентские выборы?

Я категорический противник каких-либо радикальных перемен в государственном устройстве РЮО. Конечно, все возможно и никто не застрахован от каких-либо случайностей или непредсказуемых поворотов судьбы. Но мое личное мнение — президент Тибилов способен и обязан эффективно исполнять свои обязанности. Главное, чтобы его окружение не мешало ему воплощать то, на что он способен.

ИА REGNUM: Сейчас в Южной Осетии говорят, что бывший президент Эдуард Кокойты стремится занять пост премьера, эти же амбиции приписывают главе МЧС Анатолию Бибилову. Получится ли, и у кого?

Очень сложно работать в режиме прогноза. Скорее всего, политическая обстановка в РЮО будет обостряться с каждым днем по мере приближения к парламентским выборам. Сами выборы также станут, к сожалению, очередным потрясением для народа республики. Видимо, позиции как Кокойты, так и Бибилова усилятся по результатам этих выборов. К сожалению, ни у того, ни у другого нет реалистичной экономической программы, нет даже внятных и здравых идей по реформированию законодательства и внутреннего устройства РЮО. Хотелось бы думать, что трескучесть лозунгов будет сменена на настоящую работу.

ИА REGNUM: Явная борьба сейчас идет за места в парламенте. К чему ведет это столкновение несоразмерного с населением Республики количества партий и сил?

Борьба за места в парламенте республики слишком переоценена. Крошечные партии создаются в Осетии вокруг фигуры ее «лидера». Как правило, это — персонаж, решивший потратить на это деньги и ресурсы, в том числе электоральные, своих родственников. Удел таких партий — одна единственная тема, которую они могут раскручивать как в ходе предвыборной риторики, так и в гипотетическом случае прохождения в парламент. Это оттягивает силы и эмоции, не способствует оздоровлению политического климата, но в целом не критично. Политическая жизнь РЮО тем и отличается, что люди на самом деле голосуют, на самом деле отстаивают свои взгляды, какими бы они не были, и как бы не назывались. Это представительная демократия. Что ж теперь поделать…

ИА REGNUM: Есть ли какой-то метод борьбы с разобщенностью в Южной Осетии?

Я считаю, что бороться надо не с «разобщенностью», а, наоборот — с набирающей силу тенденцией, особенно среди молодежи, к идеализации средневековых принципов и идей. Неверно понятая идеология постепенно вырождается в странную форму зависимости от искусственных принципов. А насаждение единообразия на почве национальной исключительности может быть куда более опасной в исторической перспективе, чем сегодняшние тактические споры.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика