Юг и Север Осетии. 1993 год.

Юг и Север Осетии. 1993 год.

1.

В 1993 году сложность ситуации заставила ВС РЮО искать новые формы обеспечения безопасности. В январе 1993 года сессия ВС вновь обсудила вопросы взаимодействия и дальнейшего развития с Северной Осетией. Было принято обращение президиума Верховного Совета Республики Южная Осетия к сессии Верховного Совета Северо-Осетинской советской социалистической Республики.

В обращении отмечалось: «В геополитическом плане обе части Осетии принесены в жертву могущественными силами, которые хотят завладеть важнейшим плацдармом на Кавказе, каждый в свою угоду, и в ущерб интересам осетинского народа. Отсутствие единства национальной программы ослабляет наши силы   не только во внешней политике, но и позволяет умело и коварно разжигать внутренние осетино-осетинские противоречия, создавая проблемы тысячам беженцев, которые бегут не только из одной части в другую, как это происходит сегодня — на Осетию обратили свои взоры многие десятки тысяч осетин из Грузии и других регионов, которые также подвергаются притеснениям».1

В обращении был поставлен вопрос о создании собственной Концепции национальной политики развития. Было предложено создать     «специальную депутатскую группу, предоставить ей полномочия от имени сессии Верховного Совета Южной Осетии и направить ее в Республику Северная Осетия для отработки совместной программы экономических и политических действий».2

С января 1993 года Верховный Совет Республики Южная Осетия активизировал работу по официальному определению отношений с Северной Осетией. Было это непросто. Сказывалась специфика ситуации, де-факто и де- юре — беспрецедентная.

В Южной Осетии понимали важность и необходимость работы в этом направлении. В Северной Осетии тоже шел поиск решений, тем более к этому времени вырос поток беженцев из Грузии, Южной Осетии. Война Грузии против юга Осетии не могла не отразиться на ситуации в целом.

Более того в Северной Осетии усугубилась ингушская проблема. Некоторые представители национально ориентированной интеллигенции предлагали решать эти вопросы вместе. Уже в этот период проходили консультации, встречи на высшем уровне.

Представляется, что руководство Северной Осетии того времени в какой-то мере недооценивало слабость и непоследовательность России в подходах к имеющимся проблемам на Кавказе, в частности, по осетинским вопросам.

В этих условиях Верховный Совет Республики Южная Осетия к вопросу о взаимоотношениях с Северной Осетией   подошел с активной принципиальностью и последовательностью.

23 января в Цхинвале, на Театральной площади прошел митинг. Здесь было принято обращение участников всенародного митинга Верховному Совету, правительству и народу Северной Осетии.

В документе говорилось: « Мы вновь обращаемся к России с требованием прекратить торговать интересами Осетии на Юге и Севере, напомнить ей, что никакие геополитические интересы не могут быть оправданием предательству, страданиями и гибели Южной Осетии, которая на протяжении столетий являлась ее верной союзницей.

Народ Южной Осетии требует исключить из готовящегося Договора между Россией и Грузией вопрос делимитации границ на осетинском участке».3

Политическое определение отношений между Севером и Югом Осетии было необходимо. Политические эксперименты советского периода уже разделили один народ на две части, что, несомненно, ослабляло национальное развитие.

После распада СССР возникла реальная угроза уничтожения Южной Осетии Грузией. Бесчинствам Грузии в Южной Осетии не было предела.

Сотни обращений из Южной Осетии к России, международному сообществу практически оставались без внимания. В международно-правовом смысле Южная Осетия пребывала в политическом вакууме. Огромное количество международных деклараций, конвенций, резолюций обязанных защищать людей, их права оказались простыми, ничего не значащими бумагами.

Было очевидно, что проблемы надо решать исходя из конкретной реальности и имеющихся возможностей. Север Осетии был частью России. Для юга Осетии север был частью единого этнического пространства, поэтому естественно была апелляция на север за помощью и поддержкой.

В Южной Осетии понимали, что быстро решить административно-политические вопросы невозможно. Россия была явно к этому не готова. Слишком сложные противоречивые процессы шли в ней самой. Однако обеспечение свободного передвижения между двумя частями   Осетии было необходимо. Предстоящее подписание Договора между Грузией и Россией создавало угрозу этому свободному передвижению. Его необходимо было предотвратить. Грузия же была заинтересована в обратном. В России на то время принципиальной позиции не было. Тем более что влияние на российскую политику Э. Шеварднадзе было сильно, и чем это могло обернуться для Южной Осетии, было очевидным.

Таким образом, роль Северной Осетии в югоосетинской проблематике становилось важной и значимой.

Верховный Совет Республики Южная Осетия в феврале 1993 года представил на обсуждение «Концепцию социально-экономической и культурной интеграции Северо-Осетинской ССР и Республики Южная Осетия». В документе отмечалось: «Основным условием, обеспечивающим сохранение исторического единства осетинского народа, является его право на политическое самоопределение, подкрепленное сегодня прекращением действия всех международно-правовых актов, по которым Осетия провозглашалось частью других государств, вопреки волеизъявлению народа Осетии. Северная Осетия реализовала свое право на самоопределение в качестве суверенной республики, в составе Российской Федерации, подписав федеральный договор от 31 марта 1992 года. Политический статус Южной Осетии не закреплен никакими международно-правовыми актами и ждет своего определения».4

Концепция содержала пути и формы определения взаимоотношений Севера и Юга Осетии. Прежде всего, здесь в качестве исходного шага предлагалась координация усилий Северной и Южной Осетии по решению осетинского вопроса в рамках международных соглашений. Предлагалось заключение Договора между Северной и Южной Осетией. Договор в свою очередь предлагал официальное признание Северной Осетией Республики Южная Осетия.

Концепция предполагала также создание совместных политико-консультативных органов для координации интеграционной деятельности.

Необходимо было также правовое закрепление этих отношений. Первый этап интеграции предполагал те направления и конкретные программы, которые бы позволили в течение 3 лет «обеспечить для населения Южной Осетии основные предпосылки нормального, с точки зрения общероссийских стандартов уровня жизни».5

Сюда входило множество пунктов: обеспечение устойчивости транспортных коммуникаций и связей, строительство линий электро- и газоснабжения, создание единого информационного пространства, разработка пакета единых школьных программ и. т. д.

На этой же сессии было рассмотрено и «Положение о Совете по координации социально-экономической и культурной интеграции Северо- Осетинской ССР и Республики Южная Осетия».

По положению предполагалось создание Совета по координации социально-экономической и культурной интеграции Северо-Осетинской ССР и Республики Южная Осетия, в который бы вошли председатели правительств, по5 членов ВС, председатели Алагирского, и Джавского районных советов депутатов.

На сессии был представлен также текст Договора о сотрудничестве и взаимопомощи между Северо-Осетинской Советской Социалистической республикой и Республикой Южная Осетия.

Депутаты приняли обращение Верховного Совета Республики Южная Осетия Верховному Совету Российской Федерации, Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину. В тексте Обращения говорилось:

«Учитывая историческое, этническое и географическое единство Южной и Северной Осетии, последние стремятся установить между собой особые отношения в области экономического и культурного сотрудничества, а также добиваются установления только административной границы между собой.

Верховный Совет Республики Южная Осетия делегирует свои права во взаимоотношениях с Российской Федерацией, Верховному Совету Северо-Осетинской ССР, как части Российской Федерации в интересах установления стабильности на Южных рубежах Российского государства».6

Таким образом, Верховный Совет Республики Южная Осетия совместно с Северной Осетией начал реализацию одного из основных направлений, ориентированных на экономическую стабилизацию и национальную интеграцию.

11 марта 1993 года было принято Постановление Верховного Совета Северо-Осетинской ССР «О признании Республики Южная Осетия»:

  1. Признать Республику Южная Осетия.
  2. О признании Республики Южная Осетия проинформировать Верховный Совет Российской Федерации. 7

Это событие было очень важным и в моральном, и в национальном, и в политическом смысле.

Общественность Южной Осетии приветствовала это решение Севера Осетии. Признание Северной Осетией Республики Южная Осетия в определенном смысле легитимировало отношения в официальном смысле и давало возможность системного взаимодействия в правовом поле.

Грузия агрессивно восприняла документ о признании Северо-Осетинской ССР   Республики Южная Осетия, объявив его незаконным. В свете того, что это страна вела войну против Южной Осетии, реакция Грузии не была неожиданной. В Южной Осетии все свои действия соизмеряли с политической реальностью и нормами международного права. Формирование и развитие особого формата отношений Севера и Юга Осетии было необходимо как в политическом, так и в национальном контексте. И процесс этот начался в 1993 году в максимально возможных правовых рамках.

23 марта 1993 года в республику Южная Осетия по вопросам реализации принятых документов приехал председатель Совета Министров СОАССР

Сергей Хетагуров, который активно участвовал во всех общественно-политических процессах между Севером и Югом Осетии. Теперь эти визиты были подкреплены соответствующими документами и давали больше возможностей для развития и поиска новых механизмов взаимодействия.

В мае 1993 года прошел II съезд Осетинского народа во Владикавказе.

На съезде делегаты обсудили вопросы, связанные с ситуацией в Южной Осетии.

С докладом о социально-политическом положении Республики Южная Осетия на съезде выступил, тогда еще ректор ЮОГУ, Л. Чибиров. И хотя в докладе были нивелированы многие серьезные проблемы, по мнению общественности в нём были даны положительные оценки складывающимся отношениям между двумя частями Осетии. В докладе отмечалось: «Верховный Совет Северной Осетии принял еще важнейший документ – «Концепция социально-экономической и культурной интеграции Северной и Южной Осетии». Можно с уверенностью сказать, что если будут реализованы положения этого документа, в нашей жизни произойдут кардинальные изменения».8

Было также обозначено, что «интеграционные процессы между Севером и Югом начались и идут. Нам осталось их ускорить, расчистить им путь.

Они начались в научных учреждениях, появились совместные программы работы, совместные экспедиции».9

Таким образом, базовые документы были приняты и одобрены.

В 1993году при всех определенных трудностях отношения между Севером и Югом Осетии развивались динамично и конструктивно, обретая новые формы и наполнение. В сентябре 1993 года, например, указом президиума Верховного Совета Республики Южная Осетия был награжден Почетной Грамотой директор автообъединения Министерства Здравоохранения Северо-Осетинской ССР Борадзов Алан Георгиевич «за большой вклад в дело своевременного и безвозмездного обеспечения учреждений здравоохранения Южной Осетии специальным санитарным транспортом, запасными частями и горюче -смазочными материалами, оказания помощи в эвакуации раненых и больных из г. Цхинвал в г. Владикавказ и другие лечебные центры России во время агрессии Грузии против Республики Южная Осетия».10

В сентябре Осетия понесла тяжелую утрату. Трагически погиб общественный и политический деятель Осетии Сергей Таболов. Это был человек, который обладал широким и глубоким пониманием процессов, происходящих вокруг. И самое главное, что его неравнодушная, конструктивная активность обеспечивала положительную динамику всему тому, в чем он принимал участие. Драматические события на Юге Осетии Сергей Таболов расценивал как общеосетинскую проблему, и с первых же дней грузинской агрессии активно включился в работу по максимально возможному поиску решений вопросов связанных с безопасностью.

Он жил между Севером и Югом Осетии, скрепляя, поддерживая, облегчая ситуацию. Он считал, что сила Осетии в единстве и способствовал этому всеми своими незаурядными человеческими, гражданскими и национальными качествами.

Сергея Таболова однозначно можно отнести к немногочисленной настоящей национальной политической элите.

Ирина Гаглоева

1.ГА. РЮО, ф-480, 0-1, д – 65.

2.Там же

3.Газ. «Южная Осетия», 26 января,1993 г. №7.

4.ГА РЮО, ф-480, 0-1, д-57.

5.Там же.

6.ГА РЮО, ф-480, 0-1, д-57.

7.Газ. Южная Осетия, 11 марта 1993 г, №26.

8.Газ. Южная Осетия, май, 1993, №41.

9.Там же.

10.ГА РЮО, ф-480,0-1, д-67.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика