Референдум 1992 года и Конституция Государства Алания

Вячеслав Гобозов, лидер партии «Фыдыбаста»

Реальное предложение, чтобы покончить с политическими мифами и устранить юридический абсурд

19 января 1992 года на референдум были вынесены и получили поддержку более чем 99% населения РЮО два вопроса:

1. Вопрос о независимости;

2. Вопрос, КАСАЮЩИЙСЯ идеи вхождения Южной Осетии в состав России.

Именно так: не вопрос о вхождении, а вопрос, КАСАЮЩИЙСЯ идеи вхождения!

Чтобы понять, в чем разница между этими двумя понятиями, нелишне вспомнить более точные формулировки вопросов, за которые народ Южной Осетии голосовал в 19 января 1992 года.

Некоторые «эксперты», плохо знакомые, а скорее — вообще не знакомые с ними, с упорством, достойным лучшего применения, называют их взаимоисключающими. Якобы, нельзя одновременно голосовать и за независимость, и за вхождение в состав России. Причины невежества этих «экспертов» понятны — в те военные годы они находились далеко от Родины, интерес к ней у них проснулся разве что после 2008 года, когда были расставлены все точки над «i» в югоосетинском вопросе. В отличие от них, люди, непосредственно строившие РЮО, гораздо внимательнее изучали все аспекты любого вопроса, по которому им надо было принимать решение. Именно поэтому им и удалось заложить безупречные политико-правовые основы существования государства — Республики Южная Осетия.

Референдум 1992 года не был здесь исключением из правил. В ходе него никто не выносил на суд народа одновременно вопросы о независимости и вхождении в состав России. Участникам плебисцита предложили высказаться о том, хотят ли они, чтобы их Республика стала независимым государством, и (внимание!) поддерживают ли они Решение Верховного Совета РЮО от 1991 года о вхождении в состав России. Это принципиальным образом отличается от того, что говорят упомянутые выше «эксперты».

Решение Верховного Совета РЮО о вхождении в состав России было принято ещё тогда, когда существовал СССР. Оно полностью соответствовало советскому законодательству (закону СССР о порядке выхода союзных республик из СССР) и международному праву. После развала Союза данный документ был поддержан народом на референдуме и в соответствие с его итогами приобрёл наивысшую юридическую силу.

Юридический документ — Решение Верховного Совета РЮО о вхождении в состав России — действует и сегодня, обладая наряду с Конституцией РЮО наивысшей юридической силой. Отменить это его можно только путём проведения специального референдума с конкретным вопросом: «Вы за то, чтобы отменить Решение Верховного Совета РЮО о вхождении в состав России от 1 сентября 1991 года?» Ни референдум 2006 года, ни проведение ещё ста референдумов о независимости РЮО не в силах повлиять на юридическую силу данного документа. Он является неотъемлемой составной частью правовой системы суверенного государства — Республики Южная Осетия — и даёт все юридические основания его руководству в любой момент обратиться к России с просьбой о присоединении.

Удивителен другой факт:

в Конституции РЮО вообще нет упоминания ни о Референдуме 1992 года и его результатах, ни об Акте о независимости от 29 мая 1992 г., ни о Декларации о независимости от 21 декабря 1991 года!

Зато в Преамбуле Конституции РЮО есть ссылка на Декларацию о государственном суверенитете Республики Южная Осетия, по факту — «Юго-Осетинской Советской Демократической Республики в составе СССР».

Это я сообщаю тем, кто сегодня будет говорить об историческом значении референдума 1992 года, о том, что его решения и принятые на их основе документы, являются основой правовой системы страны.

И спрашиваю в очередной раз: не пора ли, наконец, разобраться с этим абсурдом и закрепить ссылку на референдум от 19 января 1992 г. и его итоги в качестве самостоятельной конституционной нормы?

Для этого предлагаю в Преамбуле Конституции (Основного Закона) РЮО абзац «руководствуясь Декларацией о государственном суверенитете Республики Южная Осетия», сформулировать в следующей новой редакции:

«руководствуясь Декларацией о государственном суверенитете Республики Южная Осетия, Декларацией о независимости Республики Южная Осетия и Актом о независимости Республики Южная Осетия, а также основываясь на решениях, принятых на всенародном голосовании (референдуме) от 19 января 1992 года».

Вячеслав Гобозов,
депутат Верховного Совета РЮО I созыва, член Избирательной комиссии по проведению референдума от 19 января 1992 г.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.