История жизни братьев Гаглоевых

Гаглоев Гигуц с дочерьми
Гаглоев Гигуц с дочерьми

В начале 1900-х вошла в семью Гаглоевых в селе Гурумбела (Гъуырымбела) невестка из Тонтобет Хъошион (Ирине Кочиева). Жили с Савелом мирно, почитая друг друга, наживали добро, но главным богатством были дети — пятеро сыновей — Григорий (Гигуц), Кола, Мате, Серафин, Андрей. Жить бы и жить! Но судьба распорядилась иначе.

Старшему было лет 15, когда не стало отца. Тяжёлые 30-е годы. На плечи маленькой хрупкой женщины легли все тяготы семьи. Старший Гигуц понимал, что теперь вся ответственность за воспитание младших, наряду с матерью, ложится на него. Заменил им отца, младший Андрей даже называл его папой. Отдал мальчиков в школу, и по вечерам с ними вместе учился. Овладел грамотой, много читал. Да так, что его, не имеющего официального образования, направили работать в школу в Ленингорский район. За ним последовал Кола. Прошёл курсы в Тбилиси, и тоже посвятил себя учительской работе. Средний Мате был на комсомольской работе. Гигуц, а затем и Кола женились. Невестки облегчили жизнь Хъошион.

Всё бы хорошо, но тут грянула война. Первым призвали Гигуца. В составе действующей армии прошёл всю войну. Принимал участие в освобождении Украины, Румынии, Венгрии, Болгарии. В одном из боев был контужен, его засыпало землёй. Трое суток не могли найти его однополчане, даже похоронку отправили на родину. Нашли его на четвёртые сутки, и полетела домой вдогонку за плохой вестью хорошая. Был случай, когда в освобождённом Киеве цыганка нагадала ему жизнь, ему одному из всех однополчан. Так и случилось. Избежал и ранения, хотя последствия контузии сказывались всегда.

Справа Серафин, в середине Мате
Справа Серафин, в середине Мате

Кола по состоянию здоровья не был призван. Мате ушёл добровольцем, хотел быть в строю с братом, оберегать его. Был политруком. Сведений о нём нет. Пропал без вести. Затем был призван Серафин. Он погиб в 42-ом в боях под Керчью. Была похоронка, но от матери её скрыли. Так и прождала она своих сыновей Мате и Серафина до конца своих дней, хотя на сельском погосте им поставили памятник. Младший Андрей был призван в конце войны. Прошёл учебку, но на фронт не попал.

Демобилизации старшего, Гигуца, ждали долго. Только на Джиуаргоба переступил он порог родного дома. Со слезами на глазах встречали его мать, супруга, Кола и Андрей.

Начались послевоенные будни, возвращение к мирной жизни. Братья были очень трудолюбивые. Работали не покладая рук. Умели делать всё. Но и отдыхать умели. Были на всю округу известными шутниками и острословами. А по вечерам затягивали песню под далафандыр. Но самое главное — соседи и сослуживцы, родные и близкие ценили в них порядочность, обострённое чувство справедливости, уважение к окружающим. А ещё им присуще была тяга к знаниям. Братья много читали, много знали. Самообразованием занимались всю жизнь.

Гигуц как фотограф
Гигуц как фотограф

После войны женился младший, Андрей. Кола остался в отцовском доме. Гигуц и Андрей перебрались в город. Андрей много лет проработал после окончания филфака пединститута учителем, затем директором школы. Гигуц последние годы своей жизни работал в отделе охраны памятников культуры. Видимо тогда и увлёкся фотографией.

Ирине Кочиева (Хъошион)
Ирине Кочиева (Хъошион)

Внуки скрасили жизнь Хъошион. Дожила она до 80-ти лет, окружённая любовью и вниманием детей и внуков. Внуки, под стать отцам, значимые и уважаемые в Осетии люди.

По рассказам дочери и племянницы Розы Гаглоевой

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.