Вячеслав Гобозов: «Западу выгодно иметь в Грузии подконтрольного президента и страну»

Председатель партии "Фыдыбаста" В. Гобозов во время записи интервью

МЦ «Ир»: В этом году январь начался активно, в плане событий. Тема Южной Осетии активно звучит. Это и сессия ПАСЕ – выступление Саакашвили, это и пресловутый визит Илии-II. То есть тема Южной Осетии, так или иначе, уже с января в политическом пространстве. Что бы все это значило?

В. Гобозов: В принципе, это было ожидаемо, учитывая то, что новое правительство Грузии («Грузинская мечта»), активно ищет пути налаживания отношений с Россией. При этом вполне естественно то, что, как бы они не говорили, но вопросы Южной Осетии и Абхазии – болевые точки в российско-грузинских отношениях. Эти вопросы, так или иначе, возникают сразу же, как только начинается активность на поле российско-грузинских связей. К тому же учтем, что в этом году состоятся и президентские выборы в Грузии, к ним активно готовится и «Грузинская мечта» и команда Саакашвили и это во многом уже сейчас влияет на внутриполитическую ситуацию. Выступление Саакашвили на сессии ПАСЕ, в нем не было ничего принципиально нового. Саакашвили и до этого уже говорил, о том, что Россия нарушила территориальную целостность Грузии, что она агрессор, и что не один грузин никогда не признает отторжение Абхазии и Южной Осетии. Вот эти клише он в принципе миллион раз повторял и в более жесткой форме, чем сейчас. Там интересным было то, что редко бывает в международных отношениях, где президент республики фактически позволил себе очень даже серьезные выпады к премьер-министрам. Бидзину Иванишвили обвинили чуть ли не в том, что он агент России, что фактически он закрыл путь в НАТО, в Европу. Это выступление Саакашвили было посвящено не столько отношениям Южной Осетии и Абхазии, сколько Россия. Это для него была попытка, во-первых, Западу показать, что единственный союзник в Грузии все-таки я, а всякие какие-то там движения. Во-вторых, внутри Грузии продемонстрировать, что все-таки он пользуется авторитетом на Западе, его команда, а не команда Бидзины Иванишвили. Для Грузии имеет большое значение, как думает Запад в отношении той или иной политической силы в Грузии.

Визит Илии-II – это чисто конфессиональный визит. Во-первых, юбилей, 80-летие, во-вторых, там вручение премии и т.д. Тем не менее, в рамках этой встречи состоялась, пусть и протокольная, но встреча с президентом РФ Владимиром Путиным. Любая протокольная встреча, какая она бы не была, это определенный знак. На вопросы, касающиеся российско-югоосетинских, российско-абхазских отношений, это не может оказать какого-то серьезного влияния, но, с другой стороны, это все-таки для нас настораживающий знак.

МЦ «Ир»: С тех пор как «Грузинские мечтатели» пришли к власти и начали говорить о предстоящих потеплениях в грузино-российских отношениях, встал вопрос влияния этого процесса на нашу республику. В принципе, все уверяют, что грузино-российское потепление на нас не скажется. Грузия, начав реализовывать такую модель поведения, преследует четко определенные цели, и одна из них – это решение вопросов с Южной Осетией, аннексировать вновь нашу территорию с помощью России. Абсурдно? Возможно. Но в истории всякое бывает, и мы много раз это видели. Как вы прокомментируете?

В. Гобозов: Если брать в исторической ретроспективе – это иллюзия не только нынешней «Грузинской мечты», это иллюзия была и у господина Шеварднадзе в свое время, и у раннего Саакшвили. Заканчивалось это тем, что начиналось понимание того, что это модель не работает. Грузинские лидеры впадали в другую крайность, занимали более антироссийские позиции. «Грузинская мечта», похоже, находится в этом начальном этапе. Когда у нее еще эти иллюзии, она пытается проверить практикой.

Другой вопрос, что по сравнению с теми же Саакашвили или Шеварднадзе, «Грузинская мечта» находится в более худшем состоянии. У тех президентов не было проблемы, когда Южная Осетия и Абхазия были еще непризнанными государствами. Я действительно не верю что, что Россия может оказаться от признания или отозвать признание, как это говорят (откуда они это взяли, нет такого термина в международном праве). Другой вопрос, что у «Грузинской мечты», судя по тем публикациям, которые были в грузинских СМИ, у них действительно есть какая-то программа, касающаяся решения вопросов Южной Осетии и Абхазии, как они говорят, «все, кроме признания». Какие там положения в программе, сказать трудно, потому что это все не обнародовано. По первым шагам видно, что действительно они будут сейчас, с одной стороны, использовать российский фактор и пытаться наладить максимально хорошие отношения с Россией в экономическом, гуманитарном и в конфессиональном плане, и пытаться через разные механизмы все равно проталкивать именно свою идею насчёт Южной Осетии и Абхазии. Как бы грузинские политики не говорили, и они эти вопросы отложили, пока речь идет о гуманитарных, экономических планах. На самом деле все эти вопросы у них связаны именно с Южной Осетией и Абхазией. То же самое касается и тех предложений и действий, которые предпринимаются и будут предприниматься правительством Грузии.

МЦ «Ир»: В Грузии духовность подменена сегодня чем угодно, только не духовностью, но Грузия православная страна. Запад не хочет на Кавказе сильного православного государства и, помогая Грузии (мы все прекрасно знаем, одна грузинская армия чего стоит), тем не менее, Запад не хочет допускать, чтоб Грузия стала сильным или стабильным государством. Поэтому Запад поддерживает их бесконечные вопросы о совершенно незаконных притязаниях, о Южной Осетии. Как Вы думаете, есть такая проблема?

В. Гобозов: Запад, США и западные страны, это не филантропы, которые из благотворительности что-то делают. В отношениях с любыми другими государствами, включая ту же Грузию, они проводят ту политику, которая, в первую очередь, защищает их национальные интересы. Западу совершенно не нужна Грузия, которая не имеет проблем. Западу, судя по всему, нужна Грузия во многом раздробленная, слабая, преданно смотрящая в глаза Западу, берущая под козырек при выполнении даже самых абсурдных их предложений, даже если предложения во вред самой Грузии. Вот этот эгоистический интерес Запада, он имеет место, и Западу это ситуация выгоднее, она позволяет им четко контролировать Грузию. Почему к Бидзине Иванишвили достаточно подозрительно относятся на Западе, хотя они заявляют и днем и ночью о евроинтеграции, преданности западным ценностям и т.д.? Складывается впечатление, что попытка команды Иванишвили пытается навести хоть какой-то порядок в Грузии, именно это вызывает опасения у Запада. Потому что наведение элементарного порядка, оно может создать ситуацию, когда Грузия может осознать, а выгодно ли нам то или иное решение или предложение Запада или нет. И это не тот вариант развития событий, который выгоден Западу. Им выгодно иметь подконтрольного президента и страну, которая имеет достаточно проблем, чтобы в нужный момент, нажимая на болевые точки, приводить ее в чувства и верно следовать в фарватере.

МЦ «Ир»: Начался наш политический год, итоги предыдущего были скромными, не драматическими, но скромными. А скромность, в данном случае, для нас роскошь. Это признают все, кто пишет о Южной Осетии. На Ваш взгляд в этом году, исходя из того из того, что мы имеем за спиной, на что стоит обратить внимание прежде всего?

В. Гобозов: Где-то я читал, что народу нашему вопросы о реформе системы они не интересны. Может быть, но люди, которые занимаются политикой, они должны понимать, если система политическая неэффективная, то любые ее начинания, действия, к хорошим результатам не приводят. Мы можем сколько угодно говорить, что формируем социально-экономическую программу. В первую очередь нам надо подумать о реформе нашей политической государственной системы. Она-то у нас осталось со времен осажденной крепости, она совершенно не приспособлена к сегодняшней ситуации. Вся беда в том, что когда возникает проблема, мы начинаем ее решать в отдельности, а чтобы системно решать, такого у нас нет. Надо задаться вопросом, а что надо изменить в самой системе? Ни у меня, ни у кого нет готовых рецептов, у каждого есть свое понимание, но для того чтобы эти рецепты выработать, надо это обсуждать, не кулуарно, не где-то там, создавать маленькие комиссии из тех же чиновников…

МЦ «Ир»: Но у нас столько партий, столько политических единиц, казалось бы, должна быть какая-то альтернативная модель этих политических преобразований реформирования.

В. Гобозов: Я очень надеюсь, что партии начнут представлять свои модели. У нас есть своя модель видения, скоро будем ее представлять, и новую партийную программу будем представлять. Там будет представлено кардинальное решение этой реформы. Я надеюсь, что и другие партии тоже ее будут представлять. Партия это же не только «собрались, решили, давайте пойдем на выборы». Партия должна представлять определенную концепцию, видение решения тех или иных проблем, с которыми сталкивается твое государство, иначе она не нужна, иначе это не партия, а круг по интересам. Можно собрать 300 человек, зарегистрировать, но это еще не партия. Кстати, надо сказать и о структуре гражданского общества, ведь и они должны наступать, и они должны что-то предлагать именно в плане преобразований.

Они (все) должны формировать, по идее, правила игры, по которым будут идти политические процессы в Южной Осетии.

МЦ «Ир»: У нас экономическая катастрофа, и совсем не слышен голос партий. Проходят круглые столы, власть пытается представить какие-то концепции, но мы же видим, власть не справляется. Видимо, этого недостаточно. Институтов, которые разрабатывают программы, у нас нет…

В. Гобозов: Правительство – политический орган, оно должно заниматься политической деятельностью. И эти круглые столы, в них должны быть вовлечены и политические партии и общественные организации и, вообще, общественность целиком. Пока этого нет. Вот круглый стол они проводили, я узнал об этом постфактум. А у нас есть в партии люди, которые хорошо знают, что такое экономика, у них есть свои предложения, они бы высказались. Возможно, власть бы заинтересовалась, восприняла… Но нас не пригласили, не знаю, пригласили ли другие партии, не знаю о чем там шел разговор.

МЦ «Ир»: Каковы, на ваш взгляд, основные национальные интересы нашей республики?

В. Гобозов: Основной национальный интерес нашей республики на сегодняшний день – сформировать такую политико-экономическую модель, которая будет работать сегодня. Это решит сразу две проблемы. Во-первых, трудовых ресурсов, и вторую, очень важную для нас проблему, активизации, что-ли, внешнеполитических действий. Потому, что вторая проблема сейчас актуализируется очень серьёзно, т.к. вокруг нас очень динамично пошли процессы внешней политики, которые в той или иной степени будут нас затрагивать. А мы еще до сих пор не приступили к выработке каких-то адекватных ответных мер, скажем так. Хотя, по сути, мы должны не ответные меры вырабатывать, а должны иметь собственную концепцию. Учитывать и знать, как те или иные ситуации использовать в своих интересах. В первую очередь на внешнеполитической сфере, т.к. внешнеполитическая сфера очень сильно влияет на внутриполитический фактор.

А внутри – самым важным является создание механизма общественного контроля с привлечением действительно серьёзных слоёв общества, которые будут контролировать вопросы социально-экономического развития Южной Осетии. Без этого, я уверен, вот эти коррупционные явления, эту кулуарность принятия решений победить невозможно.

МЦ «Ир»: Спасибо за интервью.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика