Храм сомнения или двух мнений быть не может — стройку надо запретить!

Последнюю неделю одной из главных тем обсуждения в Республике стало предполагаемое строительство в Цхинвале православного храма Русской православной церкви (РПЦ). В юго-осетинском социуме по-разному определяются возникшие сомнения по поводу этого строительства. Причем обсуждается не только выбранное место, но и сама целесообразность стройки. При этом большинство мнений сходятся к тому, что храм станет центром утверждения РПЦ в Южной Осетии и произойдет отток православных Республики под его крыло. Что в свою очередь приведет к разделению православной общины на приверженцев РПЦ и действующей сегодня в стране возрожденной спустя века Аланской Епархии. К тому же, однозначно не в пользу последней. Нужен ли подобный раскол в обществе, в котором и так наблюдается засилье сектантских течений? Думается, ответ очевиден. А то, что раскол в подобном случае неминуем — ясно как Божий день. Элементарный вопрос — куда во время очередной Пасхи, другого праздника, или просто для проведения обряда крещения станут ходить люди — в неказистую в сравнении, пусть и древнюю церковь Рождества Пресвятой Богородицы, расположенную на окраине города или в центр столицы, в величаво возвышающийся, богатый с золоченными куполами храм РПЦ? Известно, что осетины в массе своей не разбираются в православных догмах. И это наблюдается в веках. Именно поэтому древняя культура предков, национальные верования смогли устояться до сегодняшнего дня. Наравне с христианством, которое имеет в Осетии гораздо более древние корни, чем в той же России. Небольшое историческое отступление в тему. Любопытное наблюдение оставил после себя английский путешественник Роберт Кер-Портер, посетивший Осетию в 1817 г.: «Туземцы относятся к племени оссов, народу, исповедующему различные верования — христианство, язычество, магометанство. Говорят, что современный род христианских оссов числится среди наиболее цивилизованных горцев. Возможно, что это так, но, несмотря на их лучшую веру и лучшие законы, они не меньшие специалисты в набегах, чем их братья — язычники или магометане… …Те, которые величают себя мусульманами, подобно своим братьям, называющим себя без всякого основания христианами, мало чем отличаются от своих родичей идолопоклонников, за исключением нескольких религиозных обрядов или скорее их форм; заповеди имеют до сих пор мало значения для них. Память о вещах, которым их выучили святые люди, христианские миссионеры, сейчас быстро предается забвению, магометанская вера также висит на тонком волоске. С тех пор, как султаны перестали платить те суммы, о которых они договорились за каждого ребенка, обращенного в веру пророка, эти народы постепенно перестали совершать его обряды и снова впали в идолопоклонство своих предков. Довольно любопытно наблюдать, что, независимо от того, какую веру исповедуют эти племена, они все признают (как всем племенем, так и индивидуально) существование специального божественного защитника — духа, к которому они в тишине обращаются в момент умственного или телесного страдания…».

Интересное наблюдение, согласитесь. Однако вернемся в наши дни, хотя не многое в восприятии верований, по сути, с тех пор изменилось. И именно поэтому, как было сказано выше, простой обыватель не будет вникать в христианские нюансы, истоки противоречий, различия между Аланской Епархией и РПЦ. Как, впрочем, и мы не собираемся вдаваться и рассуждать, скажем, о расколе в самом православии столетней давности и противоречиях и непризнании РПЦЗ (Русской Православной Церкви за рубежом, которая оказалась там после Октябрьской революции) самой РПЦ. Не будем по одной простой причине — это никому не нужно. Осетины будут и дальше в большинстве своем ходить и в церкви, и к своим фамильным дзуарам. Отмечать как национальные праздники, так и христианские даты. Что в принципе нормально и уже устоялось в веках. Зато более весомее в связи с вышеобозначенной стройкой другой факт. И факт немаловажный, который объединяет большую часть общественности в понимании, что время для постройки подобного храма, возможно, просто еще не пришло.

Понятно, что здесь никто не против России и быть против не может по умолчанию. Политическое руководство Российской Федерации является стратегическим и самым главным партером и другом нашей страны. Но вот насколько целесообразно предоставлять преференции РПЦ при том, чторуководство Русской Православной Церкви, в отличие от политического руководства своей страны, до сих пор признает территорию Южной Осетии канонической территорией Грузинской Православной Церкви — вопрос серьезный. Должны ли мы строить на своей территории церковь, которой фактически суждено стать главным храмом страны, и даже возможно ее визитной карточкой, руководство которой не признает Аланскую Епархию Южной Осетии (хотя мы неоднократно просились в состав РПЦ), зато признает Епархию Грузинскую, находится в добрых отношениях с ее патриархом Ильей II, являющимся фактическим руководителем и идейным вдохновителем геноцида осетинского народа 1989-2008 гг. К примеру, политическое руководство РФ после августа 2008-го года сразу отказалось от каких-либо контактов с тогдашним руководителем Грузии М. Саакашвили. И подобное отторжение в принципе наблюдается и после смены руководства в Грузии.

Понятно, что РПЦ де-факто уже присутствует в Республике. Это нормально и иначе и быть не могло. На территории 4-й военной базы и Погрануправления уже стоят храмы Русской Православной Церкви, где окормляются российские военнослужащие, пограничники и их семьи. Храм юрисдикции РПЦ возводится и рядом с микрорайоном «Московский» в северной части города силами православной общины, которая также относит себя к РПЦ. Руководит ею отец Сергий (Кокоев), коренной цхинвалец, в прошлом защитник Отечества. Стоит ли говорить, что и стройка этого храма также не привела к усобице между православными юга Осетии. Даже сами представители Аланской Епархии не против «конкуренции» на сакральном поле страны. На протесты их не подвигает, прежде всего, наличие духовного смирения, да и объективная реальность диктует свои ощущения.Благочинный цхинвальских церквей иерей Иаков Хетагуров так прокомментировал в СМИ ситуацию: «Нам нечего опасаться. В церкви очень важно внутреннее согласие, внутреннее каноническое устройство, богословский правильный выбор — все это у нас есть. Приходы наши растут, церкви восстанавливаются, строятся, мы находимся в развитии, пусть не в таком, в каком хотелось бы, но в развитии. И все это мы смогли сделать в наших тяжелейших условиях, значит, Богу это угодно, иначе мы бы уже давно канули в лету». Однако, строительство храма РПЦ в центре Цхинвала, безусловно, преждевременныйшаг. Тут двух мнений быть не может. И признание РПЦ территории Южной Осетии до сих пор канонической территорией Грузинской Православной Церкви здесь является главенствующим фактором. Какие бы подковерные или подцерковные, если угодно, оправдательные моменты бы не присутствовали.

Впервые о строительстве в Цхинвале православного храма в дар от руководства России народу Южной Осетии заговорили после 2008-го года. Президент Эдуард Кокойты тогда распорядился отвести под строительство церкви территорию рынка в центре Цхинвала. Уже тогда были проведены различные изыскательские работы, замеры, пробы грунта (любопытно, что у нас уже вошло в привычку делать одно и то же по не сколько раз и спускать на это соответствующие финансы — одних проплаченных проектов здания Госдрамтеатра было минимум три). Однако позже было предложено воздвигнуть храм в другом месте — на окраине Цхинвала в микрорайоне «Московский», построенным экс-мэром Москвы Юрием Лужковым. Но строящийся здесь ныне православный храм, очевидно, этим проектом не является.

Есть в данной ситуации еще ряд моментов, которые также необходимо обозначить. Такое впечатление, что данную территорию хотят во что бы то ни стало куда-то «пристроить»: как уже говорилось — пока была идея с церковью, потом мэрией было озвучено, что территория отдается под строительство здания Министерства иностранных дел РЮО, потом была оригинальная идея с парковой зоной в центре города, и теперь вот снова церковь. Возможно, эта мысль кому-то покажется крамольной, но, насколько известно, церковь абы где не строят. По крайней мере, в древности было так. Строили на месте, где была особая энергетика, и не по решению чиновника. К тому же насколько уместно размещать храм на месте бывшей базарной площади? Да и Грузия может встрепенуться, вновь указав на «строительство на пепелище» — ранее на этом месте располагалась грузинская школа. И в Тбилиси, в пику России, постараются непременно раздуть вокруг строительства православного храма РПЦ на этом месте очередную пропагандистскую шумиху. А ведь Божий дом должен возводиться в смирении и тишине. И явно не на бывшей базарной площади.

Самой оригинальной идеей с «реализацией» данного пустыря в центре города это, безусловно, парковая зона. Наша газета уже писала о том, что площадку за Республиканской библиотекой было бы предпочтительнее определить под зону отдыха. Такого же мнения придерживаются многие горожане и представители общественности. Этого же мнения придерживается и начальникотдела охраны памятников Минкультуры РЮО Нелли Табуева, которая в открытом письме на имя Президента РЮО Л. Тибилова указывает, прежде всего, на сомнительность выбора места под строительство храма, отмечая, что напротив самая многочисленная школа, детский сад, библиотека, сама логика требует создания здесь сквера — национального парка. При этом, добавляет Н.Табуева, идею создания национального парка в центре Цхинвала поддерживают «работники образовательной и культурной сфер, преподаватели ЮОГУ, научные работники, студенты, старшеклассники, различные категории жителей нашего города». Идею создания здесь парковой зоны диктует сама логика. К тому же, как тут не сказать, что во Владикавказе создают парки со скульптурами героев Нартского эпоса, а мы не знаем уже несколько лет, чем занять пустующую в центре площадку…

Во всей этой ситуации к тому же многие забывают о существующей специальной комиссии при Администрации города Цхинвал, состоящей из представителей общественности столицы, в предписании которой как раз и находятся вопросы целесообразности той или иной застройки, скульптурных изваяний, внешнего облика города вкупе. Но комиссия давно уже стала номинальной, никто ее, как правило, не собирает. Не была она созвана ни при принятии решения отдавать данную территорию под церковь, ни ранее под здание МИД, ни когда была непростая ситуация с застройкой элитной многоэтажки на месте бывшего кинотеатра «Фидиуаг». Почему администрация не собирает комиссию, сказать трудно. Ведь она была бы как раз в помощь мэрии города в подобных спорных моментах. Поэтому можно без обиняков сказать что, по сути, отсутствие вынесения нынешнего вопроса со строительством церкви на рассмотрении данной комиссии фактически спровоцировало нынешнюю ситуацию. Неслучайно же члены данной комиссии, ставшие фактически номинальными членами, сейчас, через разные информплощадки, и ставят вопрос о нецелесообразности данной застройки.

Ну и последнее. Необходимо отметить нездоровую тенденцию, которая проявляется в последние годы. Проявилась она и в процессе обсуждения темы строительства православного храма. Некоторые индивидуумы часто впадают в крайности, перенося многие вопросы в политическую плоскость. Вот и сейчас в отношении противников стройки стали звучать обвинения в «антироссийских» настроениях. Между тем это элементарная проосетинская позиция. Не более. Лучше бы «погудели» о де-факто присутствии до сих пор в Лениногорском районе Грузинской Православной церкви… Так и живем.

Источник: Газета «Республика»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика