Черная дыра для миллиардов

v-fedotov

0,5 млрд руб. «потерялись» в дороге, 2,5 млрд потрачены без документов, 295 млн исчезли при налоговых пересчетах — так проходит восстановление Южной Осетии на наши деньги.
Мой ЖЖ-френд budda_i выложил у себя в журнале отсканированный акт Счетной палаты РФ, составленный по факту ревизии в Южной Осетии. Той самой Южной Осетии, которую мы в 2008 году отбили у Грузии и на восстановление которой направили почти 35 миллиардов рублей. Теперь ведомство Сергея Степашина проверило, как именно расходуются эти деньги.
Акт состоит почти из 70 листов (часть 1часть 2). Длинные, нудные и плохо отсканированные документы мало кто читает, но я прочел… и ни капли не пожалел об этом. Должен признаться, со времен «Графа Монте-Кристо» я не читал ничего, более увлекательного. 🙂

Многие догадывались, что Южная Осетия стала настоящей черной дырой, где безвозвратно растворяются миллиарды рублей из нашего бюджета. Теперь мы не догадываемся, теперь мы знаем. Как говорится, стыдно подозревать, если абсолютно уверен. Но обо всем по порядку. Начнем со структуры.

Контролем за расходованием средств, выделяемых Россией на восстановление Южной Осетии, занимается специальная межгосударственная комиссия. С ноябрь 2009-го по июнь 2012-го с российской стороны ею руководил бывший глава Минрегиона Виктор Басаргин, с июня 2012-го по настоящее время – вице-премьер Александр Хлопонин. С югоосетинской за работу комиссии сперва отвечал бывший премьер-министр республики Вадим Бровцев, а с лета 2012 года – нынешний премьер, Ростислав Хугаев. Оба, кстати, граждане РФ. Первый долгое время жил и работал в Челябинской области, второй – в Самарской.

О том, как именно эта комиссия следит за расходованием средств, можно сделать вывод из расследования Счетной палаты. Правильный ответ – фигово.

Ключевым ведомством со стороны Цхинвала, занимающимся расходованием российских средств на восстановление республики, можно назвать Минстрой, специально созданный для этих целей. Минстрой характерен тем, что в нем регулярно ротируется руководство. В среднем раз в полгода меняют министра. Хотя в теории не гнать должны, а сажать. Вообще, это очень интересный вопрос, чего в деле расходования наших средств в Южной Осетии больше – наглого воровства или вопиющей безалаберности.

Первое, что бросается в глаза, и о чем сообщает Счетная палата, — это махинации с отчетностью. Соответствующими договорами за расходованием денег предусмотрен строгий контроль, чтобы бумага к бумаге, чтобы каждый рубль шел только на заранее согласованные цели. На практике правительство Южной Осетии самовольно перераспределяет расходы на спецпроекты – тут добавим, тут убавим. С одной стороны, им на месте виднее. С другой, конкретика наводит на мысль: основная цель этих перераспределений – запутать следы.

Как вам, например, такой оборот: «в составе доходов бюджета объем финансовой помощи в сумме 496 500,0 тыс. рублей не учтен»? То есть, полмиллиарда рублей буквально испарились. Исчезли в дороге.Из российского бюджета они ушли, но до республики то ли не дошли, то ли дошли, а в документах никак не фигурируют. Лично я уверен, что второе. Оборот «предоставлены недостоверные сведения» в акте Счетной палаты фигурирует неоднократно.

Доходит до смешного. В ряде случаев остаток средств, не использованных в текущем году на запланированные нужды, почему-то не переносился в бюджет будущего года для покрытия его дефицита. Причем минфин республики затруднялся сказать, куда делись эти остатки. То есть, смешно, конечно, но речь идет о сотнях миллионах рублей.

Другие типичные для отчета Счетной палаты обороты – «нецелевое использование», «неэффективное использование», «неправомерное перечисление средств», «беспроцентные займы» (в итоге, разумеется, не возвращенные). Также отмечается, что контракты на строительство и восстановление объектов заключались вне конкурсной основы. То есть, контракты давались не тем, кто готов сделать лучше, но при этом быстрее и дешевле, а каким-то своим людям. Возможно, за откат. Подчас, с выдачей беспроцентного займа. Самая типичная в наших широтах коррупционная схема.

Еще из типичного. Раз от разу в акте фигурирует такая последовательность действий: деньги перечислены – участок не сдан – договор отменен – схема возврата средств не определена.Тоже знакомая схема. У нас такое сплошь и рядом.

Ряд объектов ремонтировались или строились, хотя инвестиционная программа этого не подразумевала. В 33 случаях вовсе отсутствует какая-либо проектно-сметная документация, вместо нее – устные (!!!) указания Бровцева, иногда – гарантийные письма генподрядчиков. То есть, что-то делают, но не понятно – что, как и за сколько. В сумме цена таких недомолвок – почти 2,5 миллиарда рублей. 

Сплошь и рядом в проектах отсутствуют заключения об обоснованности сметы. То есть, никто не проверял, обоснованно ли там-то и там-то вкручивают лампочки по заявленной цене в сто долларов за штуку. Подчас нет документов, определяющих принадлежность объекта к республиканской или муниципальной собственности. То есть, доподлинно не известно – это больницу строят или персональную дачу для «уважаемого человека». Часто не определены календарные графики проводимых работ и – внимание! – их стоимость.

Оборот «завышение стоимости» в отчете также присутствует в товарных количествах. Имеется и такой оборот – «дублирование работ». Это когда две разные фирмы по документам занимаются одним и тем же, но выполняет заказ в лучшем случае одна, а другая просто получает деньги. 

Особой строчкой идут налоговые махинации. В свое время Минфин выдал заключение: работы по строительству объектов в Южной Осетии не облагаются нашим НДС (18%). После этого в расчетную стоимость строительства были внесены поправки. Следовательно, должна быть экономия средств на 18%? Ни в коем случае: вслед за внесением поправок, осетины проводят корректировку стоимости, исходя из тех же 18%. Эта корректировка – абсолютно незаконна. Но цена вопроса 295 млн рублей. А деньги все любят.

Картинка для иллюстрации промежуточных итогов: в 2011-12 годах построена только треть от запланированных объектов. Но даже в этой трети не все объекты поставлены на учет и переданы в госсобственность. А качество? А качество, подчас, такое.

Теперь о том, как это работает на конкретных примерах. Некое ООО «Багира плюс» занимается ремонтом плавательного бассейна. Минстрой переводит этой «Багире» 30 млн рублей. Только вот инвестиционной программой, находящейся – в теории – на строгом контроле, ремонт бассейна не предусматривался. Ну, это еще полбеды: захотели осетины заодно бассейн отремонтировать – пусть ремонтируют, бассейны людям тоже нужны. Однако в проекте почему-то отсутствует дефектная ведомость (что именно нужно починить) и сметная документация. В итоге сметная документация задним числом все-таки составлена, но проверка показывает: в производство Мигстроем она не передавалась. И главное:стоимость ремонтных работ завешена более чем в шесть раз: 26,7 из 30 млн ушли «на булавки».

В истории с бассейном (я только не понял, тем же или другим) фигурирует еще и РГУП «Водоканал», которое должно было наладить его водоснабжение за 7 млн рублей. Работы не выполнены, но удивляться нечему: РГУП «Водоканал» в принципе не имеет лицензии на подобную деятельность.

Уже упомянутое ООО «Багира плюс» фигурирует и в истории с завышением стоимости работ по восстановлению Краеведческого музей в Цхинвале. Вердикт Счетной палаты: 15 млн рублей перечислено необоснованно, а стоимость работ завышена на 6 млн рублей.

Другой пример – восстановление Государственного драматического театра имени Хетагурова. ООО «Сатубалов и партнеры» проводит проектно-изыскательные работы стоимостью 12 млн. Вывод: здание восстановлению не подлежит. В свою очередь, ООО «Стройкомплект» всего за 3 млн выдает другое заключение: здание восстановлению подлежит. И получает щедрый аванс на восстановительные работы. Итог: театра нет, акт приемки работ отсутствует, куда «Стройкомплект» дел 40 млн не известно. Мы до сих пор даже не знаем наверняка, какое из заключений соответствует действительности и можно ли вообще восстановить здание. Но огромная сумма уже потрачена.

Еще одна проблема Цхинвала – водоснабжение и канализация. «Юго-Осетинскому проектному институту» и ОАО «Кировская МПК» выделены деньги на решение проблемы, причем – опять же – без минимального набора документов типа сметы. В одном случае исчезли 10 млн рублей, во втором 40, Счетная палата пишет об «необоснованных тратах», подчеркивая: мер по возврату средств не предпринято не было.

Еще примеры? Пожалуйста. Предпринимателем Михаилом Бетеевым (что характерно, без образования юридического лица) и главой Минстроя подписан договор о производстве и укладке тротуарной плитки на сумму 1 млн 700 тысяч рублей. Объем работ, сроки, детализация цены и место проведения работ (!) в договоре отсутствуют. Заключено допсоглашение, по нему срок окончания работ – 15 сентября 2012 года. По состоянию на 25 февраля работы не выполнены, попытки вернуть аванс не предпринимались, штрафные санкции не накладывались. Ровно та же история с другим частным плиткоукладчиком – Аланом Бекоевым, только срок сдачи работы – май, а цена на 100 тысяч меньше. ООО «Андрей» и ООО «АСИКА» — тоже по плитке. И история та же. Во всех деталях.

«Всего по 7 договорам Минстроем Ресрпублики проведены авансовые платежи на общую сумму 116 600 тыс рублей (т.е. 116,5 млн рублей), которые по состоянию на 25 февраля 2013 года не отработаны и более года находятся на счетах подрядчиков. Таким образом, бюджету Республики Южная Осетия был нанесен ущерб на сумму 116 600, тыс рублей», — резюмирует счетная палата РФ.

А как вам завышение стоимости дороги Цхинвал-Ленингор на 463 млн рублей? А 100 млн, рублей, бесследно растворившиеся в рамках «подъема сельского хозяйства»? В документе десятки таких примеров.

И вот еще занимательный факт: 115 млн. рублей, выделенных на восстановление Южной Осетии, местной чиновники официально (!) спустили на командировки за три года. По спущенным расценкам осетинского Минрегиона, это цена строительства около 50 домов (по принципу «одна семья – один дом).

Короче, по прочтении этих документов у меня остались лишь два вопроса осталось. Первый: что именно контролировала комиссия Басаргина-Хлопонина?

И второй, главный: где посадки? Это же даже не блогерское расследование, а официальный акт Счётной палаты! Виновные наказаны будут?

  • May. 2nd, 2013 at 8:48 PM

Источник

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика