ЗАЯВЛЕНИЕ КООРДИНАЦИОННОГО СОВЕТА

ЗАЯВЛЕНИЕ КООРДИНАЦИОННОГО СОВЕТА ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ РЕСПУБЛИКИ ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ ПО ПРОЕКТУ ДОГОВОРА МЕЖДУ РФ И РЮО О СОЮЗНИЧЕСТВЕ И ИНТЕГРАЦИИ

Координационный Совет политических партий и общественных объединений Республики Южная Осетия, ознакомившись с «Проектом Договора между РФ и РЮО о союзничестве и интеграции», представленном на государственных информационных носителях 31.01.2015, изучив его статьи и отдельные положения, считает необходимым довести до сведения югоосетинской общественности свои выводы.

По мнению Координационного Совета, Проект содержит в себе статьи, которые находятся в противоречии с Конституцией Республики Южная Осетия и некоторыми нормами действующего законодательства РЮО. В ряду статей Проекта также есть положения, по мнению КС блокирующие возможности экономического становления Южной Осетии, если таковые наличествуют в перечне целей, которые ставит перед собой народ Южной Осетии на современном историческом этапе.

КС выражает свою крайнюю обеспокоенность на предмет того, что представленный Проект по-прежнему содержит в себе элементы отхода от широкого межгосударственного договора между Республикой Южная Осетия и Российской Федерацией от 17.09.2008 года — Договора Признания.

Рассмотрим некоторые статьи представленного Проекта.

Пункты 1 и 2, ст.2 Проекта гласят:

Договаривающиеся Стороны, учитывая сложившуюся в регионе военно-политическую ситуацию, наличие реальной угрозы миру и безопасности в регионе, формируют единое пространство обороны и безопасности. 2. Российская Федерация обеспечивает оборону и безопасность Республики Южная Осетия, включая защиту и охрану Государственной границы Республики Южная Осетия. С этой целью отдельные подразделения Вооруженных Сил и органов безопасности Республики Южная Осетия входят в состав Вооруженных Сил и органов безопасности Российской Федерации по согласованию Договаривающихся Сторон. Порядок вхождения отдельных подразделений Вооруженных Сил и органов безопасности Республики Южная Осетия в состав Вооруженных Сил и органов безопасности Российской Федерации, порядок их функционирования, применения и обеспечения определяются отдельным соглашением, которое Договаривающиеся Стороны обязуются заключить не позднее 6 месяцев со дня вступления в силу настоящего Договора.

В виду того, что в данном случае понятие безопасности оформлено без конкретного указания ее как внешняя, создается правовая возможность осуществления российскими органами безопасности мероприятий внутреннего характера, в отношении граждан РЮО.

Координационный Совет считает, что данное положение вступает в существенное противоречие со ст.1 Конституции РЮО, которая гласит, что «Республика Южная Осетия — суверенное демократическое государство.

В суверенном государстве, на его территории, воздействие на граждан этого государства со стороны структур органов правопорядка и безопасности, такие как привлечение для дачи показаний, задержание для установления личности, и иные виды ограничений свободы, могут осуществляться исключительно органами правопорядка и безопасности этого государства. Осуществление мероприятий подобного рода, в отношении граждан суверенного государства и на его территории, со стороны структур органов правопорядка и безопасности иностранного государства, недопустимо.

П.1 ст.3 Проекта гласит:

— Пункты пропуска через российско-югоосетинскую государственную границу упраздняются. Осуществляется свободное пересечение российско-югоосетинской государственной границы с учетом ограничений, устанавливаемых по соображениям безопасности.

Координационный Совет приветствует режим упрощенного пересечения госграницы между РЮО и РФ, как для граждан обоих государств, так и для провоза разрешенных к обороту категорий товаров.

Наряду с этим КС считает, что с полным упразднением пунктов пропуска через госграницу между РЮО и РФ, граждане РЮО теряют возможности, в вопросах обеспечения безопасности территории РЮО.

Преимущества прекрасного географического положения республики, имея в виду наличие труднопреодолимого горного хребта по периметру северной границы РЮО, и фактической закрытости границы на юге, в случае правовой реализации данной статьи будут утеряны. Югоосетинские структуры безопасности, а соответственно народ Южной Осетии, потеряют механизм эффективного контроля потока въезжающих на территорию РЮО.

Полное упразднение пунктов пропуска через госграницу РЮО, повлечет за собой и размытие понятия суверенной экономической территории РЮО. В данном случае всем нужно четко осознать, что утеря возможности функционирования пункта пропуска на каком-либо участке государственной границы, автоматически ведет к утере возможности применения государством норм таможенного регулирования на своей территории, что в свою очередь является также и утерей возможностей создания и реализации эффективных программ экономического развития государства. То обстоятельство, что без наличия самостоятельной таможенной политики эффективное экономическое развитие территории невозможно, является аксиомой.

Упразднение пунктов пропуска может приобрести особую актуальность и в свете нарастающей, трудно предсказуемой экономической ситуации, когда Южной Осетии возможно придется, в целях обеспечения продовольственной безопасности РЮО, вводить ограничения на вывоз сельхозпродукции с территории Республики.

КС считает, что Республика Южная Осетия должна всегда сохранять механизмы таможенного регулирования, осуществлять суверенную экономическую политику в интересах народа Южной Осетии. Практическая реализация изложенного выше будет невозможна, если РЮО допустит упразднение пунктов пропуска на любом из участков госграницы РЮО.

В целях гармонизации данного пункта, по мнению Координационного Совета было бы целесообразным добавить завершающий пункт данной статьи, следующего звучания: «Договаривающиеся Стороны могут применять нормы таможенного регулирования по отдельным категориям и видам товаров».

В дополнение к сказанному стоит также отметить, что Координационный Совет усматривает в статье 3 представленного Проекта Договора, противоречия со статьями 11 Закона о Госгранице РЮО, и статьей 7 Таможенного Кодекса РЮО.

П.2 ст.4 Проекта гласит:

— Совместный информационно-координационный центр органов внутренних дел осуществляет задачи: по организации обмена оперативно-значимой информацией с правоохранительными органами Российской Федерации и Республики Южная Осетия, а также ведению необходимых оперативных и криминалистических учетов; по формированию и ведению специализированного банка данных об организованных преступных сообществах, противоправная деятельность которых затрагивает интересы Договаривающихся Сторон; по сбору, обобщению и анализу информации в области борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений; по осуществлению межгосударственного розыска и выдачи лиц, скрывшихся от уголовного преследования или исполнения приговора; по содействию в реализации необходимых согласованных действий по борьбе с опасными видами преступлений, представляющих угрозу безопасности Договаривающихся Сторон; по выработке и представлению Договаривающимся Сторонам предложений по повышению эффективности сотрудничества.

Реализация пункта, о «межгосударственном розыске и выдаче лиц», в соответствии с Проектом будет возможна исключительно в одностороннем порядке, т.е. в отношении граждан РЮО. Российская сторона, в соответствии с ст.61 Конституции РФ, не может ни выдавать граждан РФ, ни высылать их со своей территории. Основной Закон РЮО, к сожалению, не содержит подобной нормы, соответственно «межгосударственный розыск и выдача лиц» будут осуществляться исключительно в отношении граждан РЮО.

Координационный Совет считает, что данное положение не может восприниматься как отвечающее интересам народа Южной Осетии, и не является способствующим максимальному обеспечению его безопасности.

Анализируя положения представленного Проекта, затрагивающие вопросы социального, страхового и медицинского обеспечения граждан, КС считает, что в Проекте допущено одно очень важное упущение. Отсутствие в нем положений, которые бы позволяли, наряду с «сопоставимым» пенсионным обеспечением и зарплатами для отдельных категорий граждан РЮО, приравнять материальное, медицинское и страховое обеспечение граждан РЮО с определенными группами инвалидности, к соответствующим российским уровням, КС находит странным.

В завершающей части данного заявления, КС с особой тревогой сообщает — представленный Проект по-прежнему содержит в себе прямое указание на отход от Договора Признания, Договора между Республикой Южная Осетия и Российской Федерацией от 17.09.2008 года.

Объяснения со стороны разработчиков Проекта, со ссылками на тезисы «основываясь на Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия, подписанном 17 сентября 2008 года в г. Москве» и «Российская Федерация будет всемерно способствовать развитию международных связей Республики Южная Осетия, включая расширение круга официально признавших ее государств», имеющие целью развеять опасения, о наличии в Проекте элементов отхода от Договора Признания, подобные тревогам Координационного Совета, к сожалению, имеют недостаточную аргументацию до тех пор, пока в Преамбуле Проекта вслед за тезисом начинающемся словом «основываясь», содержится тезис начинающийся словами «совершая переход на новый уровень».

Если Проект не несет в себе умысла отхода от Договора Признания, почему в данном тезисе слова «совершая переход на новый уровень межгосударственных отношений, союзничества и стратегического партнерства», не были заменены словами «укрепляя основу межгосударственных отношений, повышая уровень союзничества и стратегического партнерства»?

О верности и обоснованности опасений Координационного Совета на этот счет, говорит, к примеру, текущая трактовка российскими СМИ отношений между Россией и Абхазией. В частности в материале газеты «Московский Комсомолец», посвященном итогам визита В.Суркова в Абхазию 16 февраля 2015 года говорится следующее: «отношения Москвы и Сухума определяет договор о союзничестве и стратегическом партнерстве, подписанный президентами обеих стран в Сочи 24 ноября 2014 года». Напоминаем, что в свое время с Абхазией был подписан договор такой же договор, как и Договор Признания с РЮО. Данное обстоятельство подтверждает мнение о том, что представленный Проект Договора, безусловно и однозначно содержит в себе отход от Договора Признания независимости Республики Южная Осетия Российской Федерацией, подписанный президентами двух стран 17 сентября 2008 года.

Координационный Совет политических партий и общественных объединений заявляет свою твердую позицию о том, что основой межгосударственных отношений между РЮО и РФ должен оставаться Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, подписанный 17 сентября 2008 года президентами Кокойты и Медведевым.

Соответственно, подписание Проекта «нового» Договора в представленном виде, до тех пор, пока в его Преамбуле будет сохраняться тезис «совершая переход на новый уровень», либо иной идентичный ему по смыслу, для Координационного Совета политических партий и общественных объединений является действием, находящемся в радикальном противоречии со стратегическими интересами народа Южной Осетии.

ПРИНЯТО НА ЗАСЕДАНИИ КООРДИНАЦИОННОГО СОВЕТА ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ РЕСПУБЛИКИ ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ 23 февраля 2015 г.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика