Закавказская пленница — Грузия блефует с никудышней «армянской картой»

Внутриполитические процессы в Грузии продолжают будоражить Закавказье, хотя и не оказывают существенного воздействия на ситуацию в регионе в целом. Главным итогом многолетней внешней политики Михаила Саакашвили стал подрыв регионального влияния собственной страны. Геополитический потенциал Грузии был им бездарно разбазарен — страна втянута в войну, превратившись из регионального перекрестка в транзитный коридор между Азербайджаном и Турцией.

По сути дела, Грузия сегодня — невольный участник регионального союза с двумя исламскими государствами — Азербайджаном и Турцией. Попытки нового грузинского руководства проводить суверенный внешнеполитический курс быстро и эффективно пресекаются из Баку простой угрозой пересмотреть цены на газ. В частности, такой была реакция азербайджанского руководства на заявление грузинского премьера Бидзины Иванишвили о том, что Тбилиси испытывает сомнения по поводу целесообразности проекта железной дороги Баку-Ахалкалаки-Карс (БТК), способного негативно повлиять на конкурентоспособность грузинских портов Поти и Батуми.

Расположение азербайджанского лидера Ильхама Алиева тем самым становится главным призом грузинской внутриполитической борьбы. Лучше всего это понимает тот, кто привел Грузию к столь ущербной зависимости — действующий президент Саакашвили. «Пребывание Ильхама Алиева во главе Азербайджана является гарантией долгосрочного развития Грузии», — прямо заявил он телекомпании «Имеди» 24 марта 2013 года. По словам Саакашвили, если власть Ильхама Алиева в Азербайджане падет, «это станет для Грузии катастрофой». Президент страны, публично признающий, что судьба его страны зависит от режима в соседней — беспрецедентное явление в международной политике. Но стоит признать, что столь унизительное поведение Михаила Саакашвили — результат его крайней слабости и перспективы оказаться за бортом политики по итогами президентских выборов в октябре 2013 года.

Противник Саакашвили на грузинский политической арене — премьер-министр Бидзина Иванишвили, кажется, здраво понимает в сколь ущербном положении оказалась его страна. Жесткая и устойчивая зависимость Грузии от азербайджанских энергоносителей и турецких инвестиций подавляет политический потенциал Тбилиси. В этих условиях Иванишвили уже несколько раз отказывался или дезавуировал собственные заявления, идущие вразрез с интересами Баку и Анкары, в том числе и относительно строительства БТК, являющегося очередным звеном транзитного коридора Восток-Запад.

Иванишвили сейчас не остается ничего иного, как пытаться влиять на отношение Азербайджана к своей персоне озвучиванием условно проармянских заявлений. Внешне это выглядит как довольно неумелый шантаж грузинского правительства, направленный в адрес Баку. Так, госминистр Грузии по реинтеграции Паата Закареишвили озвучивает готовность Тбилиси вести переговоры по разблокированию Абхазской железной дороги, что положит конец блокаде Армении и восстановит ее железнодорожную связь с Россией, а спустя некоторое время, после резкой реакции Азербайджана, спешно открещивается от такой возможности, не забывая свалить вину на Россию и Абхазию. Проходит некоторое время и другой высокопоставленный представитель Грузии — министр обороны Ираклий Аласания заявляет в Ереване, что «в ближайшем будущем будут предприняты первые шаги по возобновлению эксплуатации Абхазской железной дороги». Однако глава МИД Грузии Майя Панджикидзе вслед за ним вновь снимает накал страстей, заявляя, что Тбилиси пока вообще не ведет переговоров по данному вопросу.

Интенсивность визитов грузинских политиков в Ереван нарастает, как и декларативные заявления в пользу углубления армяно-грузинских отношений, однако реальных и практических подвижек нет и, как представляется, не будет. В текущей региональной ситуации Армения является заложницей Грузии, через территорию и портовую инфраструктуру которой проходят основные транзитные маршруты армянского снабжения. Армянская тематика для грузинского правительства — лишь метод воздействия на Баку в попытке выбить «азербайджанскую табуретку» из под Михаила Саакашвили. Еревану же не остается ничего иного, как делать сомнительный пиар на пустых декларациях Иванишвили и членов его правительства.

Между тем, единственной возможностью грузинских политиков добиться снижения влияния Азербайджана на Грузию, чтобы судьба их страны не зависела от устойчивости режима Алиева, является последовательное углубление экономических отношений с Россией и диверсификация поставок газа. Это именно то, чего может опасаться Ильхам Алиев и то, что может помочь Москве резко нарастить свое влияние в Закавказье. Демпинговые цены, по которым Азербайджан поставляет газ в Грузию (а также Турция уступает свою квоту, которую она должна была получать по газопроводу Баку-Тбилиси-Эрзрум) — азербайджано-турецкий механизм регионального сдерживания России, делающий поставки российского газа невыгодными для грузинской стороны. В настоящее время Грузия получает российский газ в ограниченном объеме, в качестве оплаты за транзит — 10% от поставок «Газпрома» в Армению. Это наиболее наглядный пример того, как Россия не может или не хочет (хотя ее постоянно в этом обвиняют), а Азербайджан четко и эффективно использует свои энергоресурсы в политических целях.

Но дело не только в газе. У Бидзины Иванишвили крайне узкий внешнеполитический маневр. И в этом опять же заслуга Саакашвили. Во время своего визита в столицу Армении в январе 2013 года Иванишвили сделал сенсационное заявление, что внешняя политика Армении может стать примером для Грузии. Еревану удается иметь хорошие отношения со странами Запада, оставаясь при этом членом ОДКБ и стратегическим партнером России — «что мешает Грузии вести такую же политику» — задался вопросом Иванишвили. Ответ на этот вопрос очевиден. Проводить такую политику Грузии будут мешать весьма влиятельные силы как внутри страны, так и за ее пределами. В том числе, речь идет об Азербайджане и Турции, для которых возврат Грузии к статусу и положению регионального перекрестка будет означать конец блокады Армении и начало транзитного диктата обретшего почву под ногами грузинского правительства. Такому сценарию будут противиться и западные правительства, обладающие мощнейшим влиянием на грузинское общество. Американские фонды уже сделали традицией публикацию статистических отчетов, свидетельствующих о враждебном отношении грузинского населения к России. В свою очередь Саакашвили и некоторые его соратники, нахваливая Азербайджан и Ильхама Алиева, старательно раздувают антиармянскую истерию, предупреждая об угрозе сепаратизма в населенном армянами регионе Самцхе-Джавахети. При этом мощнейшую экономическую и культурную экспансию Турции в Аджарии они в упор не видят.

Президентские выборы в октябре 2013 года могут оставить Саакашвили за бортом политики. Он уже заявил, что готов быть советником нового президента Грузии. В кресло президента от партии Саакашвили рвется бывший министр внутренних дел и экс-премьер Вано Мерабишвили. Есть основания полагать, что именно он способствовал своей пассивностью поражению партии Саакашвили «Единое национальное движение» на парламентских выборах 1 октября 2012 года, хотя сам в ней состоял. Данная гипотеза была нами выдвинута в статье «США сливают Саакашвили», опубликованной через несколько дней после выборов. Сегодня она находит подтверждение в заявлениях бывших соратников Саакашвили, многие из которых сидят в тюрьмах, а также в поведении самого президента Грузии.

В случае избрания на пост президента Грузии, Мерабишвили станет тем противовесом и надсмотрщиком, который не позволит Иванишвили развернуть внешнюю политику Грузии в новом направлении — в сторону большего баланса между Западом и Россией. И Бидзине Иванишвили придется с этим смириться — работать над получением экономических дивидендов из России, но не иметь возможности вести реальную внешнюю политику без риска быть отставленным. Собственно это он и признал во время своего недавнего выступления в ПАСЕ — России придется довольствоваться дружеской риторикой Тбилиси, тогда как стратегическое движение страны в сторону Запада будет продолжено.

«Мы сумели своей риторикой открыть российский рынок», — заявил грузинский премьер 26 апреля в эфире телеканала «Рустави-2».

«Западная ориентация Грузии — стратегический выбор страны, альтернативы интеграции Грузии в ЕС и НАТО нет», — заявил он же на сессии ПАСЕ 23 апреля.

Но и это всего лишь риторика. Грузия исторически находится между турецким молотом и российской наковальней. Игра на два лагеря или ставка на один из них всегда приводили Грузию к поражению. Тяжесть турецкого молота сегодня усугублена сильной азербайджанской инерцией. Пожалуй, единственный шанс вырвать страну из этого замкнутого круга был у Михаила Саакашвили, который сумел достаточно быстро и эффективно заглушить некоторые социальные недуги и консолидировать общество, но потерпел фиаско в главном — экономической и внешней политике. Его авантюры обошлись Грузии очень дорого: Абхазия и Южная Осетия навсегда потеряны, внешнеполитический баланс нарушен, а национальные интересы подчинены сиюминутным интересам западных центров силы. Внутриполитические противники в этих условиях апеллируют к тому или иному пути дальнейшего развития Грузии, хотя в реальности лишены действенных рычагов влияния на ситуацию.

Виген Акопян — главный редактор ИА REGNUM

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика