С риторикой гостеприимства есть и риторика существующей позиции

Грузинская делегация встретилась со студентами СОГУ

18-го февраля началось Северокавказское турне группы грузинских экспертов. Первым пунктом остановки стала Северная Осетия, где грузинская делегация провела ряд встреч. Вот только начался официальный визит, почему-то, с ощущения секретности. Даже вездесущим журналистам до утра 19-го февраля не удалось выяснить ни имена гостей, ни точную их программу пребывания в республике.Но 19-го февраля гостей все же показали. В этот день состоялось целых три встречи с разными категориями североосетинской общественностью: с утра была конференция по грузино-осетинским отношениям в Северо-Осетинском Институте Гуманитарных и Социальных Исследований, затем открытая лекция в СОГУ по теме «Что на самом деле происходит в Грузии: реформы, выборы, северокавказская политика». Ну а в завершение дня прошла встреча с представителями грузинской общины в Северной Осетии.

Не все 6 участников делегации принимали участие во встречах. На лекцию в СОГУ, например, пришли только три грузинских эксперта. Это Шота Апхаидзе, представленный, как бывший политзаключенный, Георгий Гвимрадзе, эксперт центра политических исследований, и Георгий Канашвили, руководитель неправительственной организации «Кавказский дом». Ну а встречу вел Николай Силаев, председатель общественной российской организации «Кавказское сотрудничество». Инициатором и организатором визита грузинских экспертов, как стало известно здесь же, стало именно «Кавказское сотрудничество». Говоря о целях визита Силаев не сказал ничего оригинального: нужно налаживать контакты, Грузии интересен Северный Кавказ, и она может получить информацию о ней в лице своих экспертов, да и на Северном Кавказе с большим интересов присматриваются к Грузии.

«Я понимаю, что приезд сюда грузинских экспертов в сопровождении москвича происходит в очень сложном и насыщенном политическом контексте, и было бы неверно сказать, что мы пытаемся как-то игнорировать этот контекст. Мы понимаем, что ситуация сложная, и она наполнена эмоциями. Я думаю, что если мы будем больше разговаривать, обсуждать, мы будем лучше понимать друг друга и возможно, мы когда-нибудь придем к каким-то решениям», — сказал Силаев начиная встречу. Ну а перед тем, как предоставить слово гостям, отметил, что они придерживаются разных политических взглядов, и их не стоит расценивать как официальных представителей властей Грузии.

Далее грузинские эксперты добросовестно стали говорить «по существу», то есть о выборах, реформах и положении в Грузии вообще. Собравшиеся в зале преподаватели и студенты СОГУ наверное не в первый раз уже выслушали о победе «Грузинской Мечты», которую, кстати, сам Гиоргий Канашвили назвал неожиданной, об изменениях во внешней и внутренней политике Грузии и т.д. По словам Канашвили, принципиальное новшество в подходе к конфликтам с Южной Осетий и Абхазией заключается в том, что новое правительство не пытается представить врагом только Россию, как это делало правительство Саакашвили, а признает сторонами конфликта Южную Осетию и Абхазию.

Но главный вектор внешней политики Грузии — западная ориентация, остается прежней, что не раз уже заявлял и сам Иванишвили.

Но к этой политике добавляется и другое, желание, вызванное, по всей видимости, пониманием, взаимодействия с Россией. Настойчивые вопросы присутствующих о том, как Грузия собирается дружить с Россией и одновременно быть или стремиться в НАТО, грузинских гостей не сломили. По мнению Георгия Гвимрадзе, Грузия независимая страна и не обязана согласовывать свою внешнюю политику с Москвой. Шота Архаидзе заявил, что не верит в то, что в ближайшие 200 лет Грузия вступит в НАТО, и вообще, там, куда приходит этот альянс, никогда не наступает мир. Он привел в пример Афганистан, Ирак и Югославию, хотя, эти страны возможно и пострадали из-за того, что не стремились в НАТО, как Грузия.

Много говорилось и о взаимодействии Грузии с Северным Кавказом. Бывшее правительство проводило в отношении этого региона демонстративно-интеграционную политику. Это и отмена визового режима для жителей северо-кавказских республик, и признание геноцида черкесского народа, вещание телеканала ПИК и т.д.

Но, по мнению Георгия Гвимрадзе, Россия не хочет ничего замечать. Грузинам как было проблематично получить российские визы, так и остается, почти невозможным. А в ответ на другую инициативу Грузии — открытия железнодорожного сообщения через Абхазию, Россия вообще ответила предложением вступить в СНГ, возмущённо говорит Гвимрадзе, по всей видимости, считая участие в СНГ чем-то непристойным.

Но Грузия не унывает, это видно из обилия предложений, которые озвучивают эксперты. В большой части они касаются образовательных программ в Грузии, в которых могут принимать и уже принимают участие молодые люди с Северного Кавказа. И на этой встрече прозвучали предложения студентам СОГУ, многие из которых выходцы из Южной Осетии, принять участие в образовательных программах в Грузии. Хотя, с трудом представляется молодой осетин, который бы поехал учиться в государство, которое два раза пыталось уничтожить осетинский народ.

Но все же большинство вопросов ожидаемо касалось признания независимости Республики Южная Осетия и геноцида осетинского народа. Здесь гости не сказали ничего нового, несмотря на уверения о переменах в Грузии. Все три эксперта предложили не затрагивать эти темы, так как обсуждение их все равно ни к чему не приведет. Но снова получив этот вопрос от студента, Канашвили задал встречный вопрос: а что Грузия получит от этого признания? Похоже, это один из главных аргументов Грузии в пользу непризнания. Ну а еще то, что даже если власти и признают, то народ этого никогда не примет. Хотя, по большому счету именно власть и внушила грузинскому народу, что Абхазия и Южная Осетия, «это исконно грузинские земли».

Это же самое касается признания геноцида осетинского народа со стороны Грузии. Эту тему гости также объявили «бесперспективной».

Вместо этого надо сосредоточиться на решении бытовых проблем, народной дипломатией, экономическими связями, прерванными, к слову сказать, самой же Грузией. Вновь была затронута тема Эргнетского рынка. Грузинские эксперты явно полагали, что на Северном Кавказе, где публика менее осведомлена о тонкостях дела, будет легче добиться успеха подобного рода инициативами. Никаких конкретных шагов для достижения этих целей озвучено не было, но зато широко используется образ пострадавшего от политики народа. По всей видимости, грузинского народа. Учитывая, с какой интенсивностью «Грузинская Мечта» использовала в своей предвыборной программе идею возобновления работы Эргнетского рынка, в грузинском обществе явно существует серьезный социальный заказ на это.

Много говорилось и об открытии границ, о возможностях, которые появятся тогда у молодежи в Южной Осетии и Абхазии. Магическое звучание слов «образование в Европе, Лондоне, Нью-Йорке», по задумке гостей должно было произвести неизгладимое впечатление на молодежь.

Но молодежь не унималась. Молодой человек в зале на этот раз спросил уже просто: значит, по вашему, осетины не имеют права на свое государство?

Шота Архаидзе, явно сам не веря в свои же слова, ответил: «Осетины уже много лет проживают на Кавказе, они заслуживают свое государство, и у них есть свое государство в составе Российской Федерации. Грузия тоже ваша страна, ваша земля. Мы вместе создавали историю Грузии. У наших царей была осетинская кровь. Давид — Сослан, муж царица Тамары был осетином. Грузия ваша страна и мы тоже ваш родной народ». Ожидаемых слез умиления и аплодисментов в зале не последовало, да и ведущий Николай Силаев напомнил, что гостей уже ждут на следующей встрече.

Аккумулированную осетинскую позицию выразил на встрече выразил Руслан Бзаров, доктор исторических наук и преподаватель СОГУ. В числе прочего он напомнил, что Давид-Сослан был не мужем царицы Тамары, а царем Грузии, что написано хотя бы в поэме Шота Руставели.

Как отметил Бзаров, никакой надежды на то, что Грузия последний раз меняет риторику нет, так как последние 20 лет это происходило уже несколько раз. Он также выразил несогласие с постоянно используемым термином «конфликт». «Для нас не конфликт, для нас Южная Осетия — это признанное государство», — заявил Руслан Бзаров.

«Вы предлагаете не начинать с политических вопросов, а с бытовых. Мы должны сообщить вам, что эти бытовые вопросы включают также огромный экономический урон, нанесенный Республике Северная Осетия-Алания 120 тысячами зарегистрированными беженцами, которые прошли через ее территорию. До сих пор эта проблема не решена, и до сих пор некоторые из этих людей не нашли свое место под солнцем. Это болезненная проблема для Северной Осетии и для Российской Федерации», — напомнил он.

Также, Бзаров категорически против и определения «этнический конфликт». Он рассказал, что в Осетии этнического противостояния нет, и никогда не было. Он вспомнил, что 10-го августа 2008 года общался в центре Цхинвала с грузином, и никаких проблем на национальной почве не было. «Соответственно, нужно вернуться и произвести „инвентаризацию“ среди грузин по отношению к нам. Нужно вернуться к грузинским публикациям 25-30 летней давности, которые меня лично и мой народ объявляли насекомым. По этому поводу никто в Грузии ничего не сказал. Грузинское общество и сегодня производит впечатление не готового к диалогу. Мы открыты».

Что же касается термина «геноцид», с которым не соглашается грузинская сторона, ссылаясь на несоответствие определению фактов, Руслан Бзаров сказал: «У понятия „геноцид“ есть международно-правовое определение, под который не может подойти ни черкесский геноцид, ни вайнахский геноцид, уверяю вас. А вот осетинский подойдет. Подойдет уже в 1919-1920-х годах, потому что правительство Ноя Жордания не думало, что через некоторое время будет принято международно-правовое определение геноцида, и оставило документальные доказательства. Сохранились меньшевистские партийные решения, легко подходящие под определение геноцида».

Все это гост выслушали молча, за них, как ни странно, ответил Николай Силаев, который сравнил ситуацию со случаем, когда профессор приходит в аудиторию, видит половину группы и говорит: «опять прогуливаете!». «То, что по смыслу должно было быть адресовано Саакашвили или Гамсахурдиа покойному, адресуется тем, кто не только не имеет отношения к принятию политических отношений, но кто со своей позиции пытается взглянуть на ситуацию сложнее», — сказал он. По всей видимости, Силаев не обратил внимание на то, что Руслан Бзаров отвечал на заявления, сделанные грузинскими экспертами здесь же в ходе встречи.

Станислав Кесаев, также преподаватель СОГУ и депутат Парламента РСО-А, в завершении встречи напомнил, что Осетия просто есть, и есть Юг и Север. «И то, что южанину больно, поверьте мне, это однозначно боль и северянина. Кто-то больше эмоционален, кто-то меньше, но рефлексия одна и та же. Я считаю, что такие встречи полезны хотя бы потому, что наши дорогие гости совершенно четко составили представление о том, что с риторикой гостеприимства есть риторика существующей позиции», — сказал Кесаев.

И по завершению встречи члены делегации от бесед с журналистами отказались. Сложилось впечатление, что встреча вообще мало нужна была грузинской стороне. Как отметил Руслан Бзаров, ими было сказано то же, что можно прочитать в большом количестве и в интернете.

Практически все югоосетинские общественные организации, объединения и политические партии выступили с осуждением и неприятием подобно рода акций.

Но очевидно одно: если бы не указание сверху, то мелким фигурантам такие площадки бы не были предоставлены. Но раз уж они были предоставлены, то надо было донести до них все. А таких возможностей организаторами предоставлялось явно меньше, чем могло бы понадобиться.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика