С днём рождения, Нафи Григорьевич!

«… перед каждой нацией, как малочисленной, так и многомиллионной, во все годы её исторической жизни стоит вековечная задача — беречь и лелеять родную землю и язык. Они крайне обидчивы — ласку и заботу возвращают сторицей, одаряя народ материальным благополучием, физическим здоровьем и духовным величием».

В знаменательный для всех нас день мы желаем мэтру осетинской филологии Нафи Григорьевичу здоровья, возможности заниматься любимым делом многие лета. Известно, что сохранение и развитие осетинского языка — боль и дело всей жизни Нафи. Сегодня Медиа-центр «Ир» предлагает читателям сайта отрывки из его статьи «Национальная идея — идея народа о бессмертии», опубликованной в 1997 году в газете «Южная Осетия». Интересны и категоричны его предложения по сохранению родного языка, по возвращению ему прежних функциональных возможностей.

Кто-то их принимает, кто-то относится настороженно, кто-то и вовсе отвергает. А как было бы здорово, будь мы едины и последовательны в этом вопросе. Хотя, сделано для сохранения осетинского языка, не мало. Но от количества надо переходить к качеству. Надо подумать о том, чтобы умение поддержать разговор на бытовые темы сменялось умением общаться на красивом, богатом литературном языке, языке, на котором ещё недавно говорили наши родители, а сегодня, к сожалению, является уделом лингвистов.

Отрывки из статьи Нафи Джусойты «Национальная идея — идея народа о бессмертии»

… перед каждой нацией, как малочисленной, так и многомиллионной, во все годы её исторической жизни стоит вековечная задача — беречь и лелеять родную землю и язык. Они крайне обидчивы — ласку и заботу возвращают сторицей, одаряя народ материальным благополучием, физическим здоровьем и духовным величием. На людское же равнодушие отвечают иначе: земля — запустеньем и бесплодием, язык — духовным оскудением и беспамятством, в трагическом же исходе — смертным забвением. Они суть живые существа и, подобно всему живому, подвержены болезням и порче, старению и смертной тоске. И потому они — земля и воздух, леса и воды, — нуждаются в людской защите.

В чём же сквозной, не зависящий от какой-либо преходящей конъюнктуры, смысл национальной идеи?…

Идей, свойственных только одной нации, чуждых другим, думаю, вообще не существует. Идеи и идеалы всечеловечны, но в определённой исторической ситуации какая-то идея для данного народа становится особо актуальной, а потому — национальной. Вот и идея сохранения нашей этнической родины, выдвинутая нашими историками в качестве важнейшего национального интереса, никого бы не взволновала, если бы не было территориальных претензий наших соседей. Претензий, реализация коих жизненное пространство нашего народа сведёт к перенаселённому клочку земли величиной с заячью шкурку. И народ будет вынужден «покинуть отчизну», скитаться по миру, исчезнет как этнос. В такой драматической ситуации сохранение этнической родины естественно становится национальной идеей. Но если будет найдено справедливое решение проблемы, то она потеряет свою актуальность, станет для новых поколений осетин, лишь горьким воспоминанием…

Но есть одна идея, вечно живая, вечно реализуемая всеми поколениями народа. Это — идея сохранения, развития и полнокровного функционирования национального языка. Как всеобщая идея, она важна для всех народов, ибо в заботе и внимании нуждаются все национальные языки. Однако для малочисленных народов в современном мире эта проблема становится вопросом жизни и смерти, ибо они поставлены лицом к лицу с грозной опасностью потери родного языка. Многомиллионным народам, имеющим вековые традиции национально-государственного строительства, такая опасность не грозит в обозримой исторической перспективе.

Вот почему идея сохранения и защиты родного языка стала для малочисленных народов не преходящим интересом, а национальной идеей на все времена, для всех поколений, и ныне живущих и грядущих, если они не желают принять на свою совесть трагедию забвения родного языка и мучительного угасания родного народа, как самостоятельного этноса.

Национальный язык — не просто определяющий признак нации, основа её духовного творчества и значимости в культуре человечества. Национальный язык — последняя крепость национального бытия, с падением которого рушится нация как этнос. Нация может потерять всё, но, сохранив язык, она вновь может возродиться на иной территории. Но нация может исчезнуть даже на своей этнической родине, если не хватит ей мужества и мудрости осознать себя и сохранить родной язык. Если не будет его изучать и развивать. Если, наконец, не будем на нём петь и плакать, объясняться с собственной совестью, богом и человечеством, с буднями и вечностью.

Теряя родной язык, нация предаёт сама себя, обрекает своих потомков на этническое беспамятство, на жалкую роль хранителей «отеческих гробов» в качестве музейных экспонатов… Разумеется, забвение родного языка не является фатальной неизбежностью. Но как реальную опасность мы должны трезво сознавать её во все дни своей жизни. И не страшится её, но всеми средствами осознанного противоборства одолевать её в нашей исторической судьбе.

В сущности, глубинный смысл национальной идеи прост и ясен. Национальная идея есть желание народа быть не только благополучным, но и вечным на планете людей. Национальная идея — это вековечная мечта каждого народа о своём бессмертии. И как в молитве — пребудь ныне, присне и во веки веков, но с тем, чтобы осуществлять своё предназначение вечного творца по гениальной формуле поэта:

Всё сущее вочеловечить,

Несбывшееся — воплотить!…

Возникает вопрос — возможно ли реализовать эту мечту?

В современном мире народы живут во всемирном общежитии. Их некогда локальное бытие стало историческим воспоминанием. Судьба каждого народа ныне неразрывно связана с судьбой человечества. Но малочисленные народы повязаны ещё и зависимостью от великих по численности, по экономической, политической и интеллектуальной мощи нации и государства. Национальный эгоизм, глобальные амбиции и корыстные интересы коих превращают взаимоотношения народов в арену насилия и несправедливости. И судьба малочисленных народов становится проблематичной, жёстко регламентируемой, трагически трудной. Они по сути дела поставлены перед дилеммой — быть или не быть, выжить или исчезнуть навсегда как этносы. И они выстоят лишь в том случае, если трезво осознают своё положение в мире и напряжением воли и сознания, мобилизацией всех духовных и физических сил одолеют роковую волю сложившейся ситуации.

Смысл и направленность ситуации в том, что сильные нации в своих геополитических устремлениях пытаются навязать друг другу и всему человечеству свой образ жизни, свой тип культуры, свои поведенческие стереотипы, наконец, свой национальный язык. А это ведёт к денационализации экономики, культуры, общества в мировом масштабе. И к неизбежной в такой ситуации дегуманизации человека, к крушению личности. Жертвой этого процесса становятся, в первую очередь, малочисленные народы и их диаспоры в многонациональной среде.

Что это — объективная закономерность развития цивилизации или же следствие насильственной реализации интересов больших и сильных наций?..

Апологеты буржуазной цивилизации ещё в середине 19 века начали проповедовать идеи ассимиляции малых народов, якобы им же во благо, чтобы быстрее приобщить их к культуре развитых наций. Ложь этой «мудрости» тогда же была разоблачена теорией социализма, а первое тридцатилетие социалистического мира в СССР показало на практике, что самостоятельное национально-государственное развитие малочисленных народов не только возможно, но и необходимо всему человечеству, сообществу малых и великих наций и народов.

Однако, к прискорбию, в начале 50-х годов Сталин, единоличный тогда властитель в теории социализма, не только принял идею ассимиляции, но и довёл её до абсурда. Он выдвинул идею одноязычия будущего общества, а на пути к одноязычию якобы последует отмирание языков малых народов, выживут лишь несколько региональных языков, а там и они вымрут, уступив место какому-то искусственному наднациональному языку. В свете этой «теории» социалистический мир превращается в братское кладбище всех национальных языков и, разумеется, национальных культур. А там — мерзость запустения и одичание….

Эта идея и начавшийся при Хрущёве процесс её реализации перечеркнули все надежды малочисленных народов на самостоятельное этнокультурное развитие и национально-историческую будущность… Вновь они оказались перед разбитым корытом, перед опасностью насильственной ассимиляции, перед этническим исчезновением. А по горестным словам Расула Гамзатова, — перед слиянием всех звёзд на сияющем небе в одну большую и тусклую луну…

И ныне малые народы (и не только живущие на территории бывшего СССР) вновь стоят перед ситуацией выбора, о котором верно сказали наши историки: «…таинство нашей „новой“ жизни в том, что забота о себе — наша собственная задача».

Как же позаботиться о себе, о своей национальной будущности?

Думаю, заботиться предстоит нам, прежде всего о сохранении нашего национального языка, как решающего средства обеспечения национального бытия в исторической перспективе. Если мы сохраним наш язык от забвения, то он сохранит нас от этнического исчезновения. В этом главный смысл заботы о языке. Всё остальное быт, а не бытие.

Но как сохранить язык, как обеспечить его нормальное функционирование и развитие?

Наш всемирно известный лингвист В. И. Абаев предлагает двуязычие и общение в семье на родном языке. Но известно, что двуязычие народа есть всего лишь переходная ступень в ассимиляционном процессе, ступень к переходу на иной национальный язык. Ясно, что предложение не может быть принято. Не решает проблемы и общение в семье на родном языке. Оно сводит функционирование языка почти к нулю. Да и разумеется Абаев в данном случае исходит из опыта осетинской деревни начала ХХ века, когда весь наш народ жил в деревне и не имел постоянных контактов с иноязычной средой. Ныне же осетины в подавляющем большинстве (70-75%) живут в городах и в посёлках городского типа в постоянном и тесном общении с иноязычным населением Осетии. Семья перестала быть «хранительницей нации». Ныне обучением детей родному языку и воспитанием у них чувства языка занимаются преимущественно, если не исключительно, школа и дошкольные учреждения. И по этой причине ныне именно общеобразовательная средняя школа стала той единственной крепостью, которая ещё способна быть реальной обороной нашего национального языка.

И если будет у нас средняя школа с осетинским языком обучения, то она станет решающим звеном в нашей заботе о сохранении родного языка, сумеет привить новым поколениям осетин этику и эстетику родного языка, даст мощный стимул его развитию и неограниченному функционированию.

Такая школа у нас была в 20-30-е годы и успешно функционировала. Возрождение её требует всего лишь осознанной воли народа и небольших усилий от нашей интеллигенции. И если мы перейдём от крикливой суеты к продуманным практическим действиям по возрождению нашей национальной средней школы с родным языком обучения, то ситуация существенно изменится за считанные годы (6-10 лет). И в этом случае мы сумеем спасти наш язык от забвения, а он в свой черёд спасёт нас от этнического угасания и исчезновения.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика