Россия — Грузия: игра в одни ворота

Начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований Яна Амелина

Яна Амелина, начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований об очередной попытке восстановления российско-грузинских отношений и стремлениях Грузии к «реинтеграции» Южной Осетии и Абхазии.

Здравствуйте, товарищи! Возвращаемся к теме, которую мы неоднократно обсуждали в предыдущих выпусках. Это российско-грузинские отношения. Казалось бы, после прихода к власти в Грузии в конце прошлого года правительства Бидзины Иванишвили ситуация в Грузии начинает постепенно налаживаться. Российско-грузинские отношения переживают если не всплеск, то, по крайней мере, значительное улучшение. Но так ли это на самом деле? Нет, это не так. Во-первых, правительство Бидзины Иванишвили вовсе не так резко отличается от предыдущего правительства господина Саакашвили, как тот и другой пытаются показать.

Бидзина Иванишвили полностью и безоговорочно поддерживает внешнеполитическую линию предыдущего правительства. Она заключается в евроатлантической интеграции и в так называемом восстановлении территориальной целостности Грузии. Под этим понимается возвращение в состав грузинского государства Южной Осетии и Абхазии. Надеюсь, никому не нужно напоминать, что 26 августа 2008 года Российская Федерация признала независимость этих республик. Это стало следствием кровопролитной войны, которую развязала Грузия против России и Южной Осетии.

К сожалению, все эти события остались явно не оцененными современным грузинским обществом и правительством господина Иванишвили. Из этого не сделано никаких выводов, никаких уроков, и правительство Иванишвили (хотя бы правительство, мы не говорим сейчас о грузинском народе и обществе) не принесло даже формальных извинений российскому государству и югоосетинскому государству. Более того, нет никаких оснований думать о том, что в ближайшее время такие извинения будут принесены. Однако мы никак не можем забыть об этой ситуации, потому что это кровь, кровь нельзя прощать. И никакие разговоры о возвращении на российский рынок грузинских товаров, никакие экономические выгоды от такого возвращения не могут заставить Россию забыть о том, что произошло в августе 2008 года. Само собой разумеется, что не может забыть об этом и Южная Осетия. И через Южную Осетию и Северную Осетию этот фактор очень сильно влияет на ситуацию на всем Северном Кавказе.

Что же происходит на наших глазах буквально в январе — феврале текущего года? Впервые за много лет достаточно представительная делегация грузинских экспертов и представителей НПО посещает российский Северный Кавказ. Если раньше грузинские нпэошники и эксперты следили за ситуацией с той стороны Кавказского хребта, теперь они приехали во Владикавказ и Махачкалу именно для того, чтобы посмотреть на ситуацию своими глазами. Казалось бы, ничего плохого в этом нет. Действительно, диалог, народная дипломатия, совпауэры и все остальное — это вещи из абсолютно обычного лексикона: политического, прагматического, которые необходимо использовать, не только Западу, но, конечно, и России. К сожалению, все это принимает немножко парадоксальную форму. Мы можем четко и ясно говорить, какие цели преследует при этом грузинская сторона. Грузинская сторона своих целей и задач не скрывает. Как это ни странно, но они полностью коррелируют с тем, что говорят грузинские официальные органы, в частности, министр по реинтеграции Грузии (реинтеграция — это возвращение, напомню, в ее состав Южной Осетии и Абхазии) Паата Закареишвили. Он говорит о том, что Россия, которая, несомненно, играет очень существенную роль в конфликтах, как они выражаются, на Кавказе, фактически должна быть исключена из двустороннего диалога Грузии с Осетией и Грузии с Абхазией. Российская сторона, как считают в Грузии, оказывает на развитие событий только негативное влияние. Таким образом, Тбилиси должен перейти к прямым переговорам с Цхинвали и Сухуми. Цхинвали и Сухуми они называют Цхинвал и Сухум.

Что из этого следует? Во-первых, совершенно неверная оценка общей ситуации, поскольку Южная Осетия и Абхазия находятся полностью в русле российского влияния. И в этом нет ничего плохого, это наши партнеры и союзники. Это государства, на которые Россия, в отличие от Грузии, может положиться, может рассчитывать. И, безусловно, политика, внешняя и внутренняя, этих государств тесно увязана с российской политикой. Казалось бы, этого нельзя не замечать, однако Грузия делает вид, что это не так и что Россию можно запросто выбросить из так называемого переговорного процесса. Но проблема в том, что Южная Осетия и Абхазия не собираются вести с грузинами никакие переговоры по одной простой причине: предмет этих переговоров отсутствует.

Грузия не готова вести разговоры о статусе. О статусе этих республик, собственно, и разговаривать-то нечего. Они признаны независимыми государствами. Грузия их в таком качестве признать, конечно, не готова. Она предлагает рассуждать о мелких, малозначащих вопросах. Ну, например, о вопросах торговли, вопросах приграничного сотрудничества, которые, конечно, нуждаются тоже в проговорке, они нуждаются в обсуждении, но это далеко не самое важное.

Для чего приезжают грузинские эксперты? Чтобы навязать свою точку зрения, вот именно эту, о том, что Россия должна быть вытеснена, фактически вытеснена из региона, уже не только Южной Осетии и Абхазии, но и самой России. Уровень, на котором грузинскую делегацию принимали в северокавказских республиках, немножко удивляет. Не хочу сказать ничего обидного об этих людях, но их совершенно не стоило бы принимать на столь высоком уровне, как это происходило в Северной Осетии и в Дагестане, по одной простой причине. Если мы не ведем переговоры с Грузией о статусе этих республик, то вся эта народная дипломатия, за которой стоят на самом деле интересы совершенно других держав, даже не Грузии, становится просто бессмысленной.

Что же происходит на самом деле? Под флагом народной дипломатии, под флагом экспертных диалогов в Россию приезжают люди, которые четко придерживаются позиции, которую я только что изложила. Что же они встречают в России? Они встречают достаточно здоровый интерес, желание побеседовать на какие-то отвлеченные темы, а разговоры об улучшении российско-грузинских отношений и Южной Осетии и Абхазии из этого диалога на самом деле выпадают. То есть де-факто происходит то, что де-юре произойти никак не может. Именно поэтому приезд этих экспертов во Владикавказ вызвал такую негативную реакцию в Южной Осетии. Президент Южной Осетии Леонид Тибилов прямо заявил о том, что какие-то силы пытаются поссорить, вбить клин между Северной и Южной Осетией. Именно так и происходит, и это совершенно здравая и правильная оценка ситуации. Под видом этих приносящих дары данайцев в Россию приходят люди, которые придерживаются четко определенной стратегии, когда у России она на самом деле отсутствует.

Как уже говорилось, Грузия вовсе не готова извиняться (хотя бы извиняться!) за события 2008 года, в то время как Россия готова предоставить Грузии практически все: от встреч в высших органах власти до медиа- и экспертных площадок. Странная игра в одни ворота. Теперь посмотрим, что стоит на самом деле за всем этим с грузинской стороны. Разумеется, не только желание реинтегрировать Южную Осетию и Абхазию. Желание это не может быть осуществлено никак, кроме силы, что Россия сделать, конечно же, не позволит. За этим стоят интересы западных держав. В этом нет ничего удивительного, это не шпиономания и не конспирология, это, к сожалению, реальная действительность — последних двух десятилетий по крайней мере.

Если мы посмотрим на персональный состав участников делегации, которая приехала сейчас на российский Северный Кавказ, мы с некоторым удивлением увидим там участников других экспертных диалогов, которые, и этого никто не скрывает, финансируются британской и швейцарской стороной. И не просто британской и швейцарской, но министерствами иностранных дел этих государств. То есть тут не идет речь даже об НПО, речь идет о государственной политике Великобритании и Швейцарии. Ну что ж, это нормальное явление. Великие державы, и не только Россия, имеют на Кавказе свои интересы.

Но если мы посмотрим еще чуть дальше: кто является непосредственным организатором и контрагентом с грузинской стороны? С удивлением, вот это уже действительно удивляет, с удивлением обнаружим там людей, которые принимали активное участие в деятельности так называемого правительства Чеченской республики Ичкерия в изгнании, то есть правительства Ахмеда Закаева. Ахмед Закаев военный преступник, его хотели бы видеть российские правоохранительные органы. Проект Чеченской республики Ичкерия пока не снят с повестки дня — для таких людей, конечно, как Закаев и его западные спонсоры, — эта цепочка видна абсолютно ясно. Поддерживать такие проекты России, конечно, никакого смысла нет.

Тем не менее пока что мы видим обратное. Будем надеяться, на то, что это происходит по некоторому недомыслию, потому что разговоры о народной дипломатии, к сожалению, очень многим застилают глаза. Теперь это считается модным: народная дипломатия, креативность, социальные сети, бог знает, что еще. Все эти инструменты и методы, они, конечно, имеют место быть, они должны использоваться, но они не должны быть самодостаточными, самодовлеющими. Необходимо все-таки смотреть немножко дальше и четко отдавать себе отчет, кого и зачем мы приглашаем на российский Северный Кавказ.

Никак нельзя забыть и еще об одном, может быть, даже самом важном аспекте всего происходящего. Как мы прекрасно знаем, примерно через год в Сочи пройдет очередная зимняя Олимпиада. Россия долго хотела эту Олимпиаду, боролась за возможность ее проведения. И, разумеется, это очень престижные спортивные соревнования. Для России провести их так, как положено, — это вопрос чести и престижа. Поэтому понятно, и от этого тоже никуда не деться, что многие российские враги хотели бы если не сорвать, то, по крайней мере, омрачить проведение этих спортивных соревнований.

Мы видим, что Грузия предпринимала для этого массу усилий. Начиная от признания так называемого геноцида черкесов, что было сделано в 2011 году, до других аспектов своей северокавказской политики. Бидзина Иванишвили, придя к власти, не уделял в первое время такого большого внимания северокавказской политике Грузии. Оно и понятно: надо было делить власть, надо было заниматься формированием правительства и так далее. Это дало повод некоторым российским экспертам говорить о том, что северокавказская политика Грузии закрытый проект и практически сошла с повестки дня. На самом деле, к сожалению, это, конечно же, не так. Хотя бы потому, что за северокавказской политикой Грузии стоит не только Грузия, а, например, Соединенные Штаты Америки. Как известно, весь черкесский проект, если не полностью, то во всяком случае очень серьезно, и спонсируется, и курируется такой организацией, как «Джеймстаун Фаундейшн» (Jamestowmn foundation). Желающие могут посмотреть персональный состав участников этой организации, почитать на их сайте материалы о России, о Северном Кавказе, которые они пишут, и убедиться сами в том, что эта организация занимается абсолютно четко подрывной антироссийской деятельностью. Имеет право.

Что хотела сделать Грузия после признания так называемого геноцида черкесов, который на некоторое время внес смуту в ряды черкесского движения? Конечно же, признать геноцид вайнахов. Потом речь зашла о признании геноцида отдельно чеченцев, отдельно ингушей. Казалось бы, о каких геноцидах идет речь? Ну, разумеется, ни о каких с исторической, с формальной точки зрения, с юридической, в конце концов, да и просто с моральной и правовой. То, что происходило с этими народами, геноцидом назвать, конечно же, нельзя. Это вопрос к историкам, вопрос к политологам. Проблема в том, что признание Российской империи или российского государства актором, организатором геноцидов — это, конечно же, черное, очень неприятное пятно на международной репутации, международном имидже России. Именно для этого это и делается.

Конечно же, ни у кого нет иллюзий, что черкесы, вайнахи, кто бы то ни было на самом деле волнуют Грузию. Конечно же, нет. Казалось бы, проект признания геноцида вайнахов закрыт. Однако все совсем не так. 23 февраля этого года отмечалась очередная годовщина депортации чеченского и ингушского народов. Это тяжелая, кровавая страница в истории нашей страны, в истории этих народов. Как же отметили ее, как ни странно, в Грузии. Хотя, казалось бы, какое им дело до всех этих вопросов?

К этому времени был снят неплохо сделанный фильм, который так и называется «23 февраля». Он посвящен двум вопросам: с одной стороны, депортации и помощи грузинского населения, которую оно оказывало чеченцам и ингушам; а с другой стороны, фильм носит откровенно антиосетинский характер, он буквально начинается со слов о том, как радовались осетины, какое активное участие принимали они в этой самой депортации, тогда как на самом деле непосредственным исполнителем этого акта был грузинский генерал, генерал НКВД. Этот фильм снят и распространен представителями Общества ингушско-грузинской дружбы. Общество называется «Прометей», и, таким образом, все становится понятно.

Общество под точно таким же названием, с точно такими же целями действовало в 30-е годы в Польше. Несколько лет назад оно было фактически возрождено в Западной Европе. Издается журнал с одноименным названием. Там рассказывается не только об этнографических аспектах жизни вайнахов, но и о политической истории этого народа, которая, в изложении этого журнала, этого общества, носит откровенно антироссийский характер. К сожалению, и здесь тоже очень четко видно, что северокавказская политика Грузии никуда не девалась, она носит все тот же антироссийский характер. Теперь в орбиту Грузии попадают уже другие народы. Черкесский проект, по всей видимости, если не закрыт, то свернут. Здесь сделать больше, наверное, уже ничего нельзя. Так давайте же будем работать с Дагестаном, с Чечней, с Ингушетией.

Именно это Грузия и делает. Делается это все, как несложно догадаться, для дестабилизации ситуации не только в районе непосредственно Олимпиады, но и по всему Северному Кавказу. И на этом фоне нас совсем не должно смущать и вводить в какое-то совершенно ненужное заблуждение решение Бидзины Иванишвили о том, что грузинские спортсмены примут участие в зимней Олимпиаде. Да, они, скорей всего, и в самом деле примут участие в этой самой Олимпиаде, потому что в противном случае Международный олимпийский комитет наложит на Грузию достаточно серьезные санкции. Надо ли грузинскому государству с этим связываться? Да не надо. Пусть грузинское государство объявляет о поддержке Олимпиады, а грузинские неправительственные организации, поддержанные «Джеймстаун Фаундейшн» и другими структурами, будут делать все, чтобы эта Олимпиада де-факто не состоялась или, по крайней мере, была серьезно омрачена.

Источник: День-ТВ

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика