Премьер-министр Южной Осетии: «У нас все будет откровенно, прозрачно»

Ростик Хугаев

Стенограмма встречи «Итоги года»  в Медиа-центре «Ир»

Ирина Гаглоева, глава МЦ «Ир»:

– Сегодня у нас круглый стол, но он с определенным ограничением, только для экспертов Медиа-центра «Ир» и для СМИ.

Сегодня у нас в гостях премьер-министр Хугаев Ростик Ерастович, министр экономики Хугати Залина Юрьевна, министр финансов Хабалова Аза Константиновна и советник президента по социальным вопросам Сиукаев Радион.

Тема нашего круглого стола – итоги года. Осталась несколько дней, и мы вступим в новый 2013 год. Как обычно, в конце года все подводят итоги. Мы тоже решили их подвести. Этот год, 2012, для нас был такой же сложный, такой же интересный, такой же динамичный, такой же наполненный самыми разными событиями, как были все предыдущие годы нашей небольшой, короткой истории. Я имею в виду историю нашей независимости. 20 лет наша республика оборонялась и защищала свои национальные интересы. 20 лет сложнейших, каждый год из которых был тяжелее другого, потому что это было трудно. В 2008 году начался новый этап нашей истории. И, опять-таки, как оказалась, мир и стабильность очень хорошо, но мир и стабильность нуждается в экономическом подкреплении. Проблемы, которые появились у нашего общества в течение вот этих последних 2-3 лет, они серьезно сказались на очень многих сторонах нашей жизни. Прежде всего, серьезно было подорвано доверие к власти. 2008, 2009, 2010 годы. Столько лет, когда общество, ожидая какого-то позитива, постоянно разочаровывалось, постоянно находилось в режиме гипотетического обмана.

2012 г. Мы не можем сказать, что год каких-то особых удач. Тем не менее, представляется, что 2012 г. – это год надежды, год обновления, год перезагрузки. Почему мы так говорим? Во-первых, потому, что все-таки хочется верить в хорошее, во-вторых, потому что, это год, когда мы выбрали нового президента. Это год, когда работает новая команда. Мы никого не идеализируем, и мы видим недостатки. Это год новых планов. Мы, конечно, за всю нашу историю видели их много, самое главное, самое страшное, то что мы видели, как они не реализуются. Но зато 2012 год, все-таки мне кажется, дает надежду на то, что те планы, которые анонсируются, все-таки будут реализованы. И очень многое зависит не только от тех, кто это планирует, но и от тех, кто это отслеживает, это мы, общество, потому что 2012 год также дал возможность обществу говорить, обсуждать, критиковать спокойно на всех доступных площадках.

Я хочу сказать, что даже тот факт, что у нас огромное количество партий, ситуация даже принимает немножко характер фарса, но тем не менее, я на это смотрю с оптимизмом. Потому что то недоверие парламентским партиям, которые наблюдало общество все это время, их поведенческая линия, во время серьезных политических кризисов, которые мы пережили… Здесь же дело не в том, чтобы занять чью-то сторону, а дело все в том, чтобы помочь обществу избежать того, на грани чего стояли мы, допустим, в ноябре-декабре. Это было достаточно серьезное. И самоорганизация нашего общества помогла избежать самого серьезного, гражданского противостояния. Заметьте еще раз, исключительно самоорганизация самого общество. Ни одна партия, ни одна политическая сила, ни одна структура не смогла ничего сделать для того, чтобы не случилось ничего. Общество само нашло в себе силы и ситуация была разрулена в мирном, стабильном русле. Мы многое потеряли во время этого разруливания, возможно. Но мы сохранили самое главное. Это жизнь, и то, что не была пролита кровь. Это для нашего общества было бы серьезно. И если есть такой потенциал в обществе, то он должен обязательно быть использован и в каких-то других направлениях. И в данном случае хочу сказать, что как раз-таки то, что 2012 год стал годом какой-то нашей внутренней свободы, и у нас есть это возможность говорить, приглашать, обсуждать и т.д. И этим обязательно надо пользоваться, это поможет нам очень многие проблемы решить. Это тоже достаточно серьезное основание для того, чтобы верить, что в 2013 год мы войдем не с планами, которые мы, слава богу, много видели, но с планами, которые конкретно возможны для реализации, и проследить за реализацией, помочь в корректировках, помочь в каких-то других вопросах.

Я хочу привести небольшой пример, что иной раз очень многое от нас зависит. Готовясь к любому столу, я перелистываю наши архивы и вдруг вижу такую информацию, что наш парламент в апреле этого года создал комиссию, по контролированию ситуации с заменой коммуникаций в г. Цхинвал, депутатскую комиссию. Все, дальше следы обрываются. Больше я не нашла никакой информации, что было дальше. Я обрадовалась, что есть комиссия, которая наконец-то покончит с этими безобразиями и т.д. Но дальше на этом все закончилось.

Прочитала информацию, что есть комиссия, опять-таки парламентская, по социально-политической ситуации в ленингорском районе. Там, правда, причина уважительная, депутат, который возглавлял, он умер. Я почему привожу вам эти примеры? Просто хочу сказать, очень много решений хороших, мудрых, мы сами же принимаем, но они у нас остаются мертворожденными.

И потом требовать от власти в такой ситуации достаточно сложно. Потому, что власть, она есть власть, общество есть общество, и как бы близки они не были, если даже предположить такой фантастический сюжет, все равно это разные субъекты политического бытия и только во взаимодействии возможен какой-то позитив.

Я хочу сейчас передать слово Славику Гобозову, он более предметно расскажет о своих политических видениях ситуации итогов года, потом мы слово передадим нашему уважаемому Ростику Ерастовичу.

Мы умышленно мало говорили об экономике, вы лучше об этом скажете.

 

Ростик Хугаев, премьер-министр:

– Как председатель правительства я могу сказать, есть огромнейшая работа впереди. И кивать на других, даже смысла нет, и желаний нет абсолютно. Поэтому то, что у нас есть на данный момент, то и есть. Вообще-то, мне бы как хотелось, Ирина Юрьевна, может быть, есть вопросы, и на вопросы отвечать будем. Давайте любые вопросы.

 

Ирина Гаглоева:

– Я задам такой вопрос. Если традиционно взять нашу экономику, она очень странная. Такое впечатление, что здесь проводят какие-то экономические эксперименты по ничегонеделанию. Если мы берем отчет с 2008 года, когда у нас есть возможность, уже в нормальных условиях, проводит какие-то экономические преобразования, есть соответствующие инвестиции, тем не менее, у нас до сих пор нет программы социально-экономического развития. Это вообще феномен, причем, каждое правительство её вроде бы делало. Разъясните мне ситуацию, какова она сейчас с этой программой социально-экономического развития. Можно ли как-то без неё развиваться?

 

Ростик Хугаев:

– Вы правы, без программы, без стратегического плана, невозможно построить общество. Буквально вчера у нас было совещание, собирали мы всех, и экспертов, и всех министров, чтобы каждый свою программу нам уже дал, чтобы нам потом было легче. План должен быть технико-экономически обоснован. У нас есть много толковых экономистов в институте, в нашем министерстве экономического развития. Поэтому, в первую очередь, об этом заботимся. До 15 марта у нас есть время, мы должны принять стратегический план экономического развития Южной Осетии до 2030 года и среднесрочное – это до 2017 году. Это сложно, но стратегию мы должны знать. До 2017 года будем знать, что конкретно делать. Огромное спасибо РФ, я вам могу точно сказать, что требования сейчас таковые, что если этой программы не будет, практически очень сложно финансировать какие-либо объекты на самом деле, если нет плана экономразвития, это хаос, это непонятно. Будет межправительственная комиссия в апреле 2013 г. и потом, когда у нас эта программа будет, мы будем знать, что мы должны делать в 2013, 2014, 2015, 2016 годах… Никаких абсолютно со стороны РФ ограничение финансирования не будет, это точно. Потому что, когда наши президенты встретились, там же определились в течение трех лет.

Могу сказать, что со стороны нашего правительства и РФ есть полное понимание, что просто так деньги не надо давать. Те проектно-сметные документации, которые у нас есть, они, не смотря на то, что у нас этой программы нет, мы включаем их, у нас есть время до 1 февраля, мы включим те объекты, которые у нас есть. Мы будем делать все работы, если будет проектно-сметная документация. Мы будем всегда стараться, чтобы ни один человек, ни один член нашего общества не сказал, что они делают, бог знает что.

У нас все будет откровенно, прозрачно. Эти проектно-сметные документации, которые мы подготовили, мы это будем показывать. Будем делать графики, что делается, как делается. Уже у нас есть проектно-сметная документация на 18 улиц, это и сети и благоустройство… Скрывать мы ничего не будем. Мне приятно было, что вы положительное видите.

 

Вячеслав Гобозов, эскперт МЦ «Ир»:

– Отрицательное тоже.

 

Ростик Хугаев:

– Могу вам уверенно сказать одно: начиная с нашего президента и кончая всей командой, мы стараемся делать на благо нашего народа и действительно хотим, чтобы наше общество наконец-то поверило. Я думаю, мы это докажем. Очень сложно, когда уже запланированными были в этом году какие-то финансы, первый транш, к нам в июле месяце пришли, практически 4-5 месяцев мы работали. В 2013 году ту программу, которая у нас есть, будем реализовать. Мы сами очень устали. Проезжая по этим улицам, устал. Мы будем стараться, и у нас получится.

 

Ирина Гаглоева:

– Самое главное у вас есть подход, позиции национальных интересов.

 

Ростик Хугаев:

– Грош нам цена, если мы не будем признавать свои ошибки. Не так сложно было сделать пять улиц до Нового года, но когда мы начали их делать, на одной улице бывало несколько подрядчиков. Было бы лучше, если бы они вообще ничего не делать. Как строитель, очень обидно, мы похоронили и старые и новые сети, в принципе так никто никогда не делал. Старые снимаются и соответственно, монтируем новые. Я знаю, то, что делаем сейчас, давно должны были сделать. Всего 80 км дорог в городе. Зимой мы будем делать сети.

 

Тимур Цховребов:

– Может, не будете обещать, лучше делайте, а мы увидим.

 

Ростик Хугаев:

– Да, хорошо. Как можно не обещать, если мы зимой будем прокладывать сети. Чтобы в мае месяце не заниматься этим, а заниматься благоустройством. Сейчас совершенно по-другому будет. Очень многое мы сделаем на будущий год.

 

Ирина Гаглоева:

– Мы смотрим на Россию как на главного стратегического союзника. Россия нам оказывает помощь, тем не менее, 2012 год, как бы вы оценили отношения России и Южной Осетии. Какова динамика этих отношений, что здесь, на ваш взгляд лучше? Я лично думаю, хуже точно не стало.

 

Ростик Хугаев:

– Не знаю, к сожалению, что было раньше, но могу сказать одно, то, что динамика появилась. Весь мир смотрел, как нашего президента встречали в Кремле. Это не просто так, это действительно на самом высоком уровне, это уважение огромнейшее со стороны России.

И договоренности какие-то великолепные были, ведь договорились, что в течение трех лет выделяют 28,5 млрд. руб. на инвестиционные программы. Это же доверие, что нам РФ доверяет эти огромнейшие деньги, что мы восстановим и будем развивать нашу экономику.

 

Залина Хугати – министр экономики:

– Это то, что касается 2013 года. Изначально, ещё летом, когда с участием представителей парламента обсуждали мероприятия инвестиционной программы 2013-2014 гг., мы эти мероприятия тщательно прорабатывали. Но, поскольку было принято решение о механизме взаимодействия между российской и югоосетинской стороной, то по решению межправкомиссии, эта инвестиционная программа сдвигается с 2014 по 2016 год. Что касается самого 2013 года, мероприятий по социально-экономическому развитию, сюда включаются: развитие сельского хозяйства, промышленности и прочих отраслей.

Сегодня мы финансирования под эти программы пока не имеем. Не имеем по одной простой причине. Российская сторона отказывается, и справедливо. Нам говорят о том, что финансировать, как раньше, смысла не имеет. Будет программа, и та программа, которую будем иметь к началу нового года, будет рассматриваться на межправительственной комиссии. Строительство социального жилья, благоустройства, эти вопросы уже решены.

 

Аза Хабалова, министр финансов:

– Я дело имею с цифрами, поэтому хотелось бы внести ясность. На сегодняшний день в бюджет 2013 года на инвестиционную программу заложено 930 млн. То, о чем говорят коллеги (развитие жилищной программы, развитие сельского хозяйства) это темы обсуждаемые, но пока мы эти цифры не можем заложить в бюджет. То есть 930 млн. – на завершении программы 2011-2013 год. Там буквально всего четыре или пять позиций. 809 млн. направлено на дороги, в частности, завершение дороги Цхинвал-Ленингор, Гуфта-Квайса, Ахмач-Ленингор и 121 млн. – на здравоохранение, из которых 40 млн. пойдет на строительство детского реабилитационного центра и 81 млн. на приобретение оборудования для республиканской больницы. Один из объектов – это компьютерный томограф. Вот все, что на сегодняшний день есть в инвестиционной программе.

Сегодня нам необходимо переходить на новый формат отчетности по поступающим финансовым средствам. Объясню почему. В бюджете прошлого года на инвестиционную программу предполагалось получить 6 млрд. 810 млн. руб., получено же было всего 3 млрд. 810 млн., то есть 3 млрд. мы не дополучили не потому, что РФ не готова была их отдать, а потому, что соответствующая проектно-сметная документация не была готова. Да, где-то нам пошли навстречу и позволили начать работать без нее, но, в принципе, это невозможно. Мы сейчас сталкиваемся с множеством хищений, с множеством злоупотреблений, с множеством воровства, которое, в том числе, происходило потому, что не было соответствующих пакетов документов. Понятно, что это не наша вина, не этого правительства.

Может, и общество должно было быть более активным в своем протесте, когда видели, что идет расхищение наших же денег. Но, увы, это произошло.

Сейчас задача правоохранительных органов – попытаться вернуть эти деньги. Но вопрос в другом: мы должны говорить о некой системе того, как мы должны получать эти средства, и как по ним отчитываться. Это касается буквально всего, и инвестиционной программы и средств на бюджетное содержание.

Мы привыкли так, надо вот столько. А расчета под это нет. Здесь, кроме здравого смысла, должны быть совершенно четкие расчеты.

Россия же нам предлагает профессиональную помощь, которой мы обязательно должны воспользоваться и, уже приведя в порядок все, что касается расходования денег, начинать уже с 2014 года (я обозначаю этот год, так как 2013 является переходным годом) работать правильно. Когда эта система будет налажена, обществу будет легче контролировать процесс расходования финансовых поступлений.

Я с самого начала просила опубликовать имена тех, кто делал эти подземные коммуникации, кто их затем принимал. Почему общество не должно знать виновника? Общество должно научиться выражать открытый предметный протест.

 

Родион Сиукаев, советник президента:

– Благодаря помощи Татьяны Голиковой, мы смогли взять анализы наших минеральных вод Дзау, Багиата, Кодибын, а также глины, которая может обладать некоторыми косметическими лечебными свойствами. Они направлены в Москву, результаты будут через полтора месяца. К сожалению, из-за обильного снегопада мы не смогли взять анализы вод Нагутни, Брытата, Летыком, Сохта. Но они обязательно будут взяты и направлены в соответствующий институт в Пятигорск. Прежде всего, мы опирались на мнения собственных специалистов, в частности, Дзагоева Николая Георгиевича, который написал книгу «Минеральные воды Южной Осетии».

На втором этапе, после определения лечебных свойств, будет проведен анализ дебета воды, чтобы определить, можно ли там в промышленном масштабе строить заводы. Уже после этого, с помощью министерства экономического развития, будем разрабатывать инвестиционную программу по освоению этой воды. В администрации президента РФ нам заявили, что один завод нам они помогут построить, а дальше мы должны будем искать инвесторов сами.

Следующее. Подготовлен исторический документ, проект, и это заслуга Григория Степановича Кулиджанова и его коллектива, т.е. подписывается соглашение между Россией и Южной Осетией об оказании специализированной, в том числе высокотехнологической медицинской помощи. Это значит, что постоянно проживающие здесь граждане Республики Южная Осетия, а также граждане Южной Осетии, имеющие двойное гражданство, будут включаться в единую информационную специализированную систему по оказанию высокотехнологической медицинской помощи в Российской Федерации. У нас будет специальный код, наши больные смогут просматривать данные по приближению очереди на госпитализацию в интернете, и потом уже приезжать в Москву на сложные операции. Все это будет осуществляться за счет бюджета России, что мы должны ценить.

Хотел бы также сказать, что есть инвестиционные проекты. Это будет Республиканский телемедицинский центр, договоренности об этом достигнуты. Т.е. будут посылать видеопротоколы компьютерного томографа, видеопротоколы УЗИ, где специалисты их будут расшифровывать и присылать заключения, потому что, сами понимаете, специалистов дорого содержать. В Цхинвале компьютерный томограф будет точно, сейчас решается вопрос с магнитно-резонансным томографом. У них там разные показания и разная эффективность. Также решается с администрацией президента России вопрос по компьютерного томографа в Ленингоре.

Что касается государственной программы Республики Южная Осетия по развитию здравоохранения на 2013-2020 годы, тут работали коллективы и все сделали. Я приведу несколько примеров. В частности, тут идут подпрограммы: развитие медицинской профилактики и формирование здорового образа жизни, развитие первичной медицинской помощи и т.д. И каждый раздел насыщен деньгами, договоренности на этот счет достигнуты. Но возникнут проблемы, я вам сразу говорю. Допустим, работа наших хирургов. Количество операций, которые проводят наши хирурги очень минимально: на одного хирурга в среднем за год приходится 29 операций. Часть из них потеряла квалификацию, часть – не оперирует. Т.е. у нас возникнет кадровый вопрос. Этот вопрос также надо будет решать.

Следующее. Отсутствуют в первичном звене офтальмологи, эндокринологи, психиатры, инфекционисты и фтизиатры.

По финансированию. На данный момент финансирование бюджета здравоохранения составляет 301 млн. 720 тыс. рублей, что в два раза ниже, чем в Российской Федерации. По предварительной договоренности, нам бюджет увеличили, но если мы даже выходим на российские показатели, это – 11 тысяч 100 рублей, то все равно это в восемнадцать раз ниже, чем в США и Норвегии. Соответственно, если перевести количество денег, которые приходят на одного жителя России, это 7 тысяч 630 рублей на человека, то наш бюджет здравоохранения должен быть 379 млн. рублей. Сейчас он на 25,7% ниже.

Программа должна быть разработана, утверждена, насыщена деньгами и реализована. Это большая программа, это же надо было сделать. Конечно, благодаря помощи министерства здравоохранения и администрации президента Российской Федерации, но она проводится как в здравоохранении, так и по всем направлениям. Есть, конечно, вопросы и проблемы, но они решаются и двигаются вперед. Поэтому, я считаю, что год был очень удачным благодаря работе премьер-министра и руководимого им правительства.

 

Юрий Вазагов, эксперт МЦ «Ир»:

– Что касается итогов года, то конечно, этот год стал показательным, то есть, со стороны России, со стороны всего общество, внимание было приковано к работе новой команды, нового правительства. С моральной точки зрения, новому руководству было трудно работать. Потому что предстояло доказать свою дееспособность. В целом, анализируя прошедший год, нельзя сказать, что все поставленные задачи на 2012 год были решены, но в целом правительство справилось с основными текущими задачами. И со стороны руководства России в отношении Южной Осетии произошел определенный перелом. Этот перелом могли наблюдать в ходе неоднократных встреч на высшем уровне. И те программы, которые разрабатываются сейчас, это тоже показатель этого перелома, что Россия четким контролем начала выделять больше средств. Не идет как бы сокращение финансирования из года в год. Наоборот, планируется выделение больших финансовых ресурсов по меркам Южной Осетии и создается соответствующая база для их реализации. Вместе с тем 2012 год стал годом выстраивания определенной новой схемы в отношении Южной Осетии и России, то есть, основной акцент сделан на совершенствование законодательства в двусторонних отношениях и на реализацию тех соглашений, которые были подписаны ранее, но на практике особого результата не давали. Финансирование началось летом, за 5 месяцев общие итоги. По республиканским дорогам достигнуты хорошие результаты. Большая работа была проведена по восстановлению инфраструктуры районов. Очень многие села, которые десятилетиями страдали, туда подводятся дороги, электроэнергия, водопроводы делаются. В том же самом Цинагаре, тоже строится водопровод. В целом, достигнуты не плохие результаты. Разумеется, по другим направлениям развития экономики говорить о каких-то особых результатах на 2012 год не приходится. Это связано и с финансированием. Но сейчас речь идет о том, как правительство будет работать в 2013 году. Основное финансирование сдвинуто на 2014 год, а 2013 год как бы подготовительный. С точки зрения внутренней политики, именно 2013 год станет решающим. Потому что в 2014 году предстоят парламентские выборы, и от того, насколько правительство справится со своими задачами на 2013 год, зависит, в какой обстановке они пройдут. Стабилизация социально-экономической ситуации, достижение еще более ощутимых результатов, приведут к тому, что выборы пройдут в спокойной обстановке.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика