Позиция Координационного совета относительно новой редакции проекта закона РЮО «О недрах и недропользовании в Республике Южная Осетия»

или какую реальную угрозу национальной безопасности «не заметили» Юго-Осетинские парламентарии

Принятие новой редакции закона РЮО «О недрах и недропользовании» обосновывалось тем фактом, что, якобы, действующий закон более «не соответствует современным реалиям и критериям» (газета «Южная Осетия» № 50 от 30 апреля 2015г.).
Возникает вопрос: где, в чём и для кого не соответствует, а также, в чем это несоответствие выражается, если основной критерий — «защита достояния всего народа Южной Осетии» за 25 лет со дня провозглашения Республики не менялся?
Меняются, скорее, интересы отдельных людей, что ни в коей мере не должно становиться основанием для пересмотра главенствующей роли Конституции в части защиты интересов народа Осетии. Тем более что в новой редакции никак не обозначены ни эти критерии, ни основные принципы государственной политики в области недропользования (ссылка на принципы регулирования отношений в процессе недропользования не в счет).
Если все же указывать на недееспособность действующего законодательства в этой отрасли (что очень сомнительно с учетом того, насколько Закон от 1994 года грамотнее, основательнее и рациональнее составлен) то, вероятно, следовало бы предварительно устранить те пробелы в отрасли права, которые существуют, и тем самым предварить внесение изменений в действующий закон. Даже в РФ, в законодательную плоскость которого мы стремимся интегрироваться, продолжает работать аналогичный закон от 1992 года с поправками.
У нас же, элементарно, не разработан даже земельный кодекс, который является базовым для всего комплекса природопользования, не говоря уже о законодательных актах, которые регулируют отношения, связанные с использованием и охраной земель, водных объектов, растительного и животного мира, атмосферного воздуха, т.к. при пользовании недрами невозможно исключить их взаимодействие. Тем более, что основным природным богатством РЮО является ее экология, и даже во времена СССР (а именно тогда и были выявлены «недровые богатства» Южной Осетии) любые практические действия предварялись научными исследованиями, а сама мысль о разработке недр в Южной Осетии даже не рассматривалась в силу ее нерентабельности и нерациональности. Поэтому в ЮОАО развивалась легкая промышленность, сельское хозяйство, производство строительных материалов и технологии (например, завод «Вибромашина»).
Разведка и использование недр являются видом деятельности, оказывающими существенное негативное воздействие на окружающую среду. Однако в законе новой редакции отсутствуют нормы, обеспечивающие охрану недр и окружающей среды. Нет положений об ОБЯЗАТЕЛЬНОСТИ государственной экологической экспертизы проектов нормативных актов в данной области, технической, технологической и иной документации, необходимой для выделения участков в пользование.
На органы государственной власти не возлагаются обязанности по обеспечению экологической безопасности при разведке и использованию недр.
Считаем обязательным при разработке такого рода законодательных и нормативных актов участие в них общественных организаций и граждан.
Сама форма новой редакции не соответствует предъявляемым к законодательным актам требованиям. Статьи закона не структурированы на пункты и части, что затрудняет работу с ним в части его правоприменения. В ней не определены, как это принято, основные, являющиеся новыми для РЮО, понятия и термины, что незамедлительно повлечет за собой произвольное толкование норм.
Например, ст.15 закона новой редакции гласит, что «на территории РЮО запрещается пользоваться недрами для захоронения радиоактивных, токсичных и иных опасных отходов, ввозимых из — за пределов РЮО. Заявки на получение права пользования недрами для захоронения возимых из-за пределов РЮО радиоактивных, токсичных и иных опасных отходов в глубинных горизонтах, обеспечивающих их локализацию, Правительством РЮО не рассматриваются».
Вместе с тем обращаем внимание на то, что федеральным законом РФ от 29.12.2014 N 458-ФЗ с 1 января 2016 года в абзаце четвертом пункта 1 статьи 10.1 слова «радиоактивных, токсичных и иных опасных отходов» будут заменены словами «отходов I — V классов опасности».
Следовательно, хвалебная вышеуказанная запретительная формулировка является всего лишь поводом для использования недр Осетии по принципу «благими намерениями выстлана дорога в ад», когда невозможно будет в правовом русле воспрепятствовать ввозу в РЮО отходов различного класса опасности, в силу отсутствия в РЮО классификатора степени опасности (токсичности) отходов. Равно как и невозможно будет воспрепятствовать ввозу каким-либо юридическим лицом «промышленных материалов», используемых им якобы в процессе производства, которые затем трансформируются в отходы (радиоактивные, токсичные либо иной другой опасности), которые он уже на законных основаниях сможет локализовать в глубинных горизонтах недр РЮО как отходы местного производства.
Именно поэтому считаем, что целесообразнее ввести полный запрет, до создания соответствующей нормативной базы в данной области, на использование недр на территории РЮО для захоронения радиоактивных, токсичных и иных опасных отходов любого класса опасности, независимо от того где, в РЮО или за её пределами, происходил процесс технологического цикла в производстве, обладающего выраженным токсическим эффектом, для чего необходимо из предложенной формулировки исключить слова «ввозимых из-за пределов Республики Южная Осетия». Тем более что в самом законе в предложенной редакции по этому поводу наблюдаются противоречия, ибо абз.3 ст.10 гласит, что участки недр «могут быть использованы для строительства и эксплуатации подземных сооружений, связанных с захоронением отходов» даже без ограничения срока, равно как и п.1 абз.1 ст.11, предусматривающий «размещение промышленных и бытовых отходов», отпуская при этом характеристики токсичности отходов.
Учитывая постоянно существующую опасность загрязнения окружающей среды при подземном захоронении токсичных отходов, следует помнить о том, что защита окружающей среды от загрязнения отходами любого вида должна решаться путем внедрения малоотходных, безотходных технологий в каждое производство, а также массовой утилизацией компонентов промышленных отходов в готовый продукт по принципу: отходы одного производства являются сырьем для следующего производства и т.д.
Недра и находящиеся в них запасы природных ископаемых являются залогом безопасности государства и основой благосостояния всего народа. В этой связи важнейшее значение приобретает вопрос ОТВЕТСТВЕННОСТИ недропользователей перед гражданами Республики в части обеспечения реализации прав граждан на недра как основу жизни и деятельности, прав граждан на недра как общественное достояние нынешних и будущих поколений.
Новая редакция закона не закрепляет статус недр как публичного общественного достояния нынешних и будущих поколений граждан Осетии. Положение о том, что недра и содержащиеся в них полезные ископаемые являются республиканской собственностью, — формально, поскольку перечеркивается всем содержанием закона.
В новой редакции закона отсутствуют гарантии граждан на получение информации о готовящихся решениях органов власти о выделении участков недр в пользование. Отсутствуют гарантии какого—либо участия граждан в решении вопросов использования недр и их охраны.
Недопустимой является конструкция закона в новой редакции, ставящего РЮО в положение простого партнера гражданско-правовых отношений с недропользователями — добывающими компаниями и даже отдельными физическими лицами, в том числе не резидентами (иностранцами). Однако на данной идее базируется весь закон.
Новая редакция закона к полномочиям органа исполнительной власти относит «защиту прав пользователей недр и интересов граждан». То есть в первую очередь власть защищает права пользователей недр. Что же касается граждан, то они указаны после недропользователей, и в отношении них целенаправленно применяется не правовой, размытый по содержанию и не порождающий правовых последствий, термин «интересы». Фактически граждане РЮО, непосредственные, согласно Конституции, собственники недр, оставлены без защиты! Реализация прав граждан не обеспечивается ни органами государственной власти, ни недропользователями!
Таким образом, содержание новой редакции закона развивает линию по уничтожению прав РЮО и ее граждан на свои ресурсы!
Далее, согласно ст.1 Конституции РЮО, «носителем суверенитета и единственным источником власти в Республике Южная Осетия является ее народ», который свою власть осуществляет непосредственно через представительный, выбранный им же орган — Парламент РЮО и местные представительные органы.
Мы же в новой редакции закона отмечаем, что Парламент полностью САМОУСТРАНИЛСЯ, в нарушение возложенных на него функций, от решения вопросов по регулированию государственных задач в области использования и охраны недр от имени и в интересах народа, самолично передавая эти полномочия некоему «уполномоченному органу исполнительной власти», который фактически единолично устанавливает (ст.5) порядок недропользования. Как говорится, «и швец, и жнец», и в стране — барин. Между тем Закон РЮО от 1994 года «О недрах» содержит четкое разграничение обязанностей по реализации государственной политики по недропользованию, — между законодательным органом — избранным народом Парламентом, и Правительством — исполнительной ветвью власти, проводником воли народа (ст. 4), а также определяет компетенцию органов местного самоуправления в этой области ( ст.5).
Абз. 1 ст.8 закона в новой редакции гласит, что «пользование отдельными участками недр может быть ограничено». При этом, кем ограничено и как — не указано. При том, что ст.4 закона от 1994 года возлагает эти полномочия на Парламент.
Абз.2 ст.8 закона в новой редакции предусматривает возможность частичного, либо полного запрета на пользование недрами, в случае если это пользование создает угрозу жизни, либо угрозу природной среде.
Считаем целесообразным введение полного запрета на подобное пользование недрами в случае возникновения указанных угроз.
Абз.3 ст.8 предусматривает пользование недрами на особо охраняемых территориях. Особо охраняемые природные территории — это участки земли, водной поверхности и воздушного пространства над ними, где располагаются природные комплексы и объекты, которые имеют особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение, которые изъяты решениями органов государственной власти полностью или частично из хозяйственного использования и для которых установлен режим особой охраны. Особо охраняемые природные территории относятся к объектам общенационального достояния.
Считаем целесообразным введение полного запрета на какое-либо пользование недрами на особо охраняемых территориях.
Ст.10 закона в новой редакции определяет сроки пользования участками недр. Смысл закона в новой редакции, предусматривающего установление бессрочного пользования недр, заключается в том, что при формальном сохранении права собственности на недра за государством, их реальным хозяином становятся недропользователи — добывающие компании и отдельные физические лица, в том числе иностранные.
Считаем необходимым полное исключение возможности предоставления недр в бессрочное пользование. Определить максимальный срок пользования в 3 года с правом продления срока при условии соблюдения пользователем установленных стандартов, норм и правил рационального пользования недрами вместе с соблюдением цели пользования недрами.
Как было сказано выше, ст.1 Конституции РЮО гласит, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в Республике Южная Осетия является ее народ». При этом рассматриваемый здесь закон закрепляет возможность использования недр РЮО иностранными юридическими и физическими лицами, хотя предоставление подобного права иностранцам противоречит государственным интересам РЮО и влечет за собой разграбление народного достояния.
В этом ракурсе особо хотим отметить, что 7 апреля в г. Москва группа депутатов от фракции ЛДПР внесла в Госдуму законопроект, который предусматривает введение запрета на использование иностранными инвесторами российских недр и природных ресурсов, которые в них находятся. Как сообщает РИА Новости, парламентарии РФ отмечают, что хотя срок вступления в силу предлагаемого законопроекта устанавливается 1 июля 2015 года, иностранным инвесторам предоставляется один год для того, чтобы они могли продать свою долю вложенных средств и имущества российским юридическим и физическим лицам либо непосредственно Российской Федерации. «С 1 января 2016 года денежные средства, имущество и иная собственность иностранных юридических и физических лиц, которые являются участниками инвестиционной деятельности в разработке недр и содержащихся в них полезных ископаемых, энергетических и иных ресурсов на территории России, переходят в собственность Российской Федерации. Это потребует проведения соответствующих мероприятий для изъятия у иностранных юридических и физических лиц указанной собственности», — говорится в пояснительной записке.
Ст.57 закона в новой редакции предусматривает приоритет международного договора над национальным законодательством. Считаем недопустимым установление таких норм, которые нивелируют ПРИНЦИП НЕЗЫБЛЕМОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ЗАКОНА, особенно в областях, играющих стратегическую роль в вопросах национальной безопасности.
Можно много еще писать о противоречиях в представленной редакции закона, как действующему на территории РЮО законодательству, так и самому себе, отмечая его существенные концептуальные недостатки, которые в совокупности ставят под угрозу не только благополучие, но и безопасность РЮО (в частности, когда стратегические виды сырья могут попасть в собственность пользователя недр).
Также стоит особо отметить, что ст.3 предлагаемого проекта Закона «О недропользовании», автоматически переводит недра РЮО в разряд государственной собственности, что в свою очередь вступает в коренное противоречие с ст.12 Конституции (Основной Закон) РЮО, по которой недра Южной Осетии являются достоянием ее народа.

Исходя из характера и количества вышеизложенного, считаем категорически недопустимым подписания закона РЮО » О недрах и недропользовании» в новой редакции.
В то же время, исходя из принципов национальной безопасности, считаем не целесообразным принятие законов по недропльзованию до создания законодательной базы, которая бы четко определяла субъектов недропользования, а также технические регуляции на основе высочайших мировых стандартов в данной сфере.
Мы выражаем уверенность, что вышеприведенные доводы не должны остаться без соответствующей реакции, в том числе со стороны руководства Республики и лично президента Южной Осетии Леонида Тибилова.

3 мая 2015 года Координационный Совет политических партий и общественных объединений Республики Южная Осетия

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика