Подвигу Реваза Несторовича Габараева жить в веках!

Сегодня в городе Алагир состоялось открытие памятника нашему земляку, кадровому офицеру, подполковнику Ревазу Несторовичу Габараеву. Полк, которым он командовал, перейдя в зимних условиях Рукский перевал, вышел на передовую линию фронта в районе Садонских рудников и Тамиска и вёл в течение двух месяцев ожесточённые бои с гитлеровскими подразделениями, прорвал линию фронта, пошёл в наступление и освободил город Алагир. Полк выполнил главное задание Верховного Главнокомандования — не допустить врага к перевалам, ведущим в Закавказье. Планы фашистов перекрыть нашим войскам помощь с юга потерпели крах. На открытие памятника выехали дочь героя Светлана Ревазовна Габараева с внучкой и Нелли Габараева.

Дочь Светлана с трепетом относится к памяти отца, к его подвигам. Она часто сопровождала Реваза Несторовича в поездках на встречи с однополчанами. Сегодня свято чтит и хранит то, что связано с его именем. Каждый год 9 мая она с портретом отца выезжает в Алагир и с Бессмертным полком города проходит по тем улицам, которые он когда-то освобождал от фашистов.

В связи с таким волнительным событием, хочется напомнить всем нам, о подвиге совершённом теми, кто отстоял горные перевалы на Мамисонском направлении, и спас от фашистской оккупации и нашу Южную Осетию.

В подготовке материала использованы книги Р. Н. Габараева «Из дневника солдата», статьи И. Н. Цховребова.

Кадрового офицера, заместителя командира батальона 53 стрелковой дивизии, капитана Реваза Несторовича Габараева война застала в Белоруссии, в районе Гомеля. По заданию Западного фронта он с пятнадцатью курсантами полевой школы 63 стрелкового корпуса прошёл через Бобруйск в район реки Птичь для разведки сил врага. В ночь с 23 на 24 июня 1941 года в районе села Калинковичи остановились в лесу. С помощью местного населения разведали силы противника. Но вскоре были выданы немцам. Последние прислали к ним четырёх парламентёров. Не замечая сидевших в засаде бойцов, немцы пытались взять Габараева со связным в плен. В происшедшей перестрелке трое из немцев были убиты, четвёртый скрылся в темноте. Погиб связной Габараева, сам командир разведгруппы был ранен. Основную группу разведчиков немцам обнаружить не удалось.

Двое фашистов прибыли на машине, чтобы пленить раненого офицера. Думая, что он не будет сопротивляться, они смело без всяких предосторожностей шли к нему. Но Габараев метнул в них гранату и уложил обоих насмерть. Наши разведчики взяли в плен шофёра с машиной и немедленно тронулись к своим. Они встретили идущую к ним на помощь нашу роту. По пути движения заметили только что приземлившийся фашистский штабной самолёт. Окружили его. Немцы начали отстреливаться, ранили, ранили Габараева в плечо, но наши разведчики оказались сильнее. Они взяли в плен двух немецких офицеров и доставили в штаб армии. Разведчики были награждены. Р. Н. Габараев — орденом «Красное знамя». Позже Р. Н. Габараев командуя сводным отрядом, нанёс поражение разведбатальону 31-ой пехотной дивизии противника, захватив в плен его штаб. Прошёл с боями Белоруссию, оборонял Тулу, защищал Москву, был представлен к ордену В. И. Ленина.

Весной 1942 года Р. Н. Габараев по приказу Верховного главнокомандующего Сталина как офицер кавказской национальности был откомандирован на Северо-Кавказский фронт и назначен командиром 471 стрелкового полка 351-ой стрелковой дивизии.

Дивизия с оборонительными боями двигалась на Юг. В предгорьях Главного Кавказского хребта положение на советско-германском фронте в августе-сентябре 1942 года было тяжёлым и во многом зависело от боевых действий на юге. Располагая большим численным преимуществом в силах, немецко-фашистские войска упорно рвались на юг.

Ставка Верховного Главнокомандования потребовала от войск, сражавшихся на Северо-Кавказском фронте, упорно защищать каждую позицию, каждый метр советской земли и отстаивать его до последней капли крови. Защитники Родины понимали свою ответственность за судьбу Кавказа и всей Родины. Задание было чёткое — не допустить выхода вражеских частей в Закавказье. На 351стрелковую дивизию возлагалась оборона Военно-Осетинской дороги.

К концу сентября обстановка стабилизировалась. В упорных оборонительных боях советские войска, нанеся врагу большие потери, остановили его на всём фронте Кавказского направления. Это определило дальнейший ход всей битвы за Кавказ. Фашистские войска уже не могли наступать одновременно по всему фронту. Теперь они ставили задачу — перекрыть Военно-Осетинскую и Военно-Грузинскую дороги и отрезать пути подхода и подвоза боеприпасов и продовольствия из Закавказья.

Удержание любой ценой этих жизненно-важных направлений являлось одной из основных задач наших войск. Вот в таких условиях Реваз Несторович получает назначение командовать 1159 стрелковым полком 351 стрелковой дивизии. Местом формирования полка был его родной город Сталинир. Срочно прибыв к месту расположения полка, он стал готовиться к переходу через Рукский перевал, на котором к тому времени выпал снег, дорога была закрыта. В своих воспоминаниях он писал: «Думаю, не будет преувеличением, если скажу, что для меня гораздо легче казалось взятие штурмом укрепления вражеских позиций, чем предстоящее восхождение и спуск по неизведанным заснеженным горным тропам…». К переходу готовились тщательно. Помогали и жители села Рук, из числа которых были отобраны наиболее опытные, физически закалённые проводники. Каждый из участников похода был снабжён верёвками, палками, осетинскими лыжами (къах-къалатта) и другим необходимым снаряжением. Переход был совершён благополучно, без потерь. В Закка сделали привал, пополнив запасы продуктов, двинулись к Садонским рудникам, которые являлись конечным пунктом сосредоточения. Это была прифронтовая полоса. Здесь в штабе дивизии Реваз Габараев получил приказ о своём назначении командиром 1159 полка 351 стрелковой дивизии и боевые задания.

Противник сосредоточил основные резервы живой силы и техники в районе Тамиска, где проходила главная магистраль Военно-Осетинской дороги. На этом участке гитлеровцы предпринимали бешеные атаки, пытаясь, во что бы то ни стало, взять стратегически важную шоссейную дорогу, захватить Тамиск, взломать Зилахарское укрепление и открыть себе путь на Мамисонский перевал.

Задача была ясна каждому солдату Реваза Несторовича. Люди стояли насмерть, до последнего дыхания, до последней капли крови. Каждый понимал, что уступать путь на юг никак нельзя — там за перевалом родные очаги, семьи и в случае выхода фашистов за перевалы, пощады не будет никому.

Особенно сильные бои развернулись за высоту 903,3 и населённый пункт Зилахар. Последний переходил из рук в руки и наконец, был отвоёван.

«Как нами, так и вражеской стороной неоднократно предпринимались отчаянные атаки. Не было буквально ни одной ночи, чтобы не вспыхивали жаркие бои. Отдельные участки дороги в течение суток по нескольку раз переходили из рук в руки. Как немцы, так и мы стремились любой ценой расширить и удержать свои позиции…..

Неспокойно было и на Зилахарском участке. Противник стремился во что бы то ни стало прорвать оборону в этом районе: именно через Зилахар гитлеровцы намеревались вплотную подойти к Кавказскому хребту. Ближайшей задачей вражеское командование считало отсечение нашего полка от дивизии, его обход со стороны Зилахарского ущелья и полное его окружение». Это подтверждали и данные нашей разведки. В этих условиях суровой снежной зимы полк Габараева действовал так, чтобы полностью обеспечить выполнение боевой задачи. А бойцы ежедневно показывали примеры героизма и готовность к наступлению. Вначале декабря стали наступать. Была взята высота 903,3. Потерпев здесь неудачу, противник вновь перебросил свои силы на Зилахар. Маленькое село стало ареной большой битвы. Почти без потерь полк вошёл в село. Позже в боях на Црауском направлении фронт противника, хотя и на узком участке, но был прорван. А когда разведчик Дзабиев доложил в эфире, что противник укрепляет свои позиции в Алагире, командование приняло немедленные меры. Всю ночь тяжёлая артиллерия полка обстреливали район Алагира, указанный в передаче Дзабиева, а утром разведчики донесли сведения о большом уроне гитлеровским войскам, только что прибывшим в Алагир. В бешенстве, поняв, что в городе успешно работают советские разведчики, фашисты собрали население и зачитали приказ: «За хранение оружия — расстрел, за хранение советских листовок —расстрел, за хранение и использование радиоприёмников и фотоаппаратуры — повешение; за передачу советскому командованию каких бы то ни было сведений — повешение, за саботаж и халатность расстрел… Всё понятно?!»

На следующее утро под угрозой расстрела фашисты вывели 200 жителей Алагира на ремонтные и окопные работы, на заготовку дров, фуража и воды. Двести стариков, женщин, детей, инвалидов под усиленным конвоем погнали на работу. Но люди с надеждой прислушивались к нарастающему гулу кононады. Многие понимали, что идёт подготовка к большому наступлению на Алагир. А когда в штабе фашистов началась паника, все засуетились, по улицам помчались машины, наполненные немецкими офицерами, мирные жители поняли — свобода близка. Вскоре на окраине города показались наши войска. Несколько подразделений вошли в город. Приветственные возгласы, крики «Ура!», «Наши!», громкие рыдания, проклятия в адрес гитлеровцев — всё это смешалось в один сплошной гул, повисший над Алагиром.

Так 351 стрелковая дивизия и в частности полк 1159 под командованием бесстрашного и мужественного Реваза Несторовича Габараева освободила город Алагир от немецко-фашистских захватчиков. Об этом было объявлено на митинге 24 декабря 1942 года в освобождённом городе.

Сегодня жители Алагира вновь собрались на митинг, чтоб отдать долг освободившим их солдатам, низко им поклониться и напомнить всем живущим, что фашистское зло не должно повториться, и дети должны жить и расти под мирным небом.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика