Памяти Сергея Таболова. «Он умел соединять расходившиеся швы»

Завтра исполняется 70 лет со дня рождения Солтанбека (Сергея Петровича) Таболова (1946–1993). Почти 23 года назад он покинул нас, и без него в любимой им Осетии уже выросло целое поколение.

Имени Сергея Петровича никогда не грозило забвение. Его помнят и вспоминают, на него ссылаются, с ним мысленно советуются. И, конечно, смыслом всех воспоминаний и безнадежных попыток перечислить его бесчисленные заслуги и сегодня, и впредь останутся два главных чувства: благодарности и восхищения.

День памяти — более чем достойный повод для того, чтобы попытаться осмыслить историческую роль Сергея Таболова, определить значение его деятельности, оценить то выдающееся место, которое он занимал в строю современников и оставил за собой в памяти потомков.
Двадцатилетнее наблюдение политического процесса в условиях демократических реформ, свободы слова и собраний, телевизионных трансляций и желтой прессы, наконец, подготовило нас к тому, чтобы вполне оценить политические таланты и харизму Сергея Петровича, который во имя общего дела умел противников превратить в союзников, для каждой партийной группировки находил безотказные аргументы, в любой аудитории говорил на понятном языке и при этом был искренен: не лгал, не притворялся.

Улица Таболова есть в обеих осетинских столицах, его бюст стоит на Аллее славы, но еще убедительнее нерукотворные памятники, воздвигнутые им самим. Их много, в их числе и легализация традиционных национальных праздников, и ежегодный день Коста в Наре, и экспедиция ViaАіаnіса, которая продолжается в разных форматах, и агентство Иринформ, и Республика Южная Осетия, одним из создателей которой был, несомненно, Сергей Таболов.

Яркие способности и выдающиеся личные качества, отпущенные ему природой, безупречно соответствовали маршруту, которым он прошагал по истории своей родины через эпохи «оттепели», «застоя», «перестройки» и «перестрелки» (если пользоваться глуповатой газетной терминологией). Оставим будущим биографам вопрос о том, что он выбрал сам, что подарила или навязала ему судьба. Нет сомнения: Сергей Таболов был точным выразителем состояния и устремлений осетинского общества. Он — один из очень немногих — оказался на высоте духовных, национально-культурных и национально-государственных задач, вставших перед Осетией на исходе XX в. Его органическая погруженность в жизнь народа и душевная гармония, его непоказной патриотизм и абсолютная интернациональная открытость, отсутствие эгоизма, корыстолюбия и пустых амбиций позволили этому человеку безоговорочно следовать общественным целям, которые он искренне считал собственными, личными жизненными задачами.

Комсомольский лидер, партийный чиновник, министр культуры, первый секретарь горкома, секретарь обкома КПСС, директор Института гуманитарных исследований — не место красит человека. Некоторые из этих мест и запомнились только потому, что там побывал Сергей Таболов.
Его роль в интеграции Южной и Северной Осетии заслуживает специального научного изучения и поэтического описания.

Его роль в культурном строительстве — а если быть точным: в возвращении к технологиям и лозунгам Национального возрождении — так же невозможно переоценить.

Его вклад в информационную безопасность Осетии навсегда останется непревзойденным, потому что нельзя превзойти Колумба.

Вспоминая Сергея Петровича, без шутки не обойтись. Таболовы, как известно, принадлежат к колену Цӕразонтӕ. Если бы мы жили в средневековье, и Сергею повезло стать царем, он, конечно, носил бы прозвище Объединитель. Если же серьезно, то он виртуозно владел самой редкой, самой тонкой социальной квалификацией — умением соединять расходившиеся швы. Он объединял поколения и социальные группы, старших с младшими, партийную номенклатуру с рядовыми коммунистами, партию с народом, город с деревней, горы с равниной, западную Осетию с восточной, южную с северной. Видно, не случайно он родился в Ставд-Дурте, где объединились выходцы из разных горных обществ, то есть именно там, где никогда не было провинциального местничества.

Чтобы удержаться от личных воспоминаний, назову главный вывод из них: Сергей Петрович был бы чрезвычайно полезен и счастлив сегодня, нам очень его не хватает.

По масштабу личности, ясности целей и адекватности политических взглядов, по конструктивности культурных и политических программ, энергии созидания и таланту объединять людей, по твердости патриотических позиций (имея в виду в равной степени Осетию и Россию), по уровню общественного признания и, в конце концов, народной любви Сергей Петрович Таболов навсегда останется ключевой политической фигурой осетинской истории переломной эпохи — тяжелейшего и ответственейшего периода объединения родины, отечественной войны на два фронта, осознания национальных интересов и возрождения государственности.

Сергей Таболов строил новую Осетию и боролся за ее будущее. «Нет большей любви, как если кто положит душу свою за други своя», — сказано в священной книге. Ему удалось положить душу на алтарь Отечества и в коротком 47-летнем походе завоевать жизнь вечную.

Дзӕнӕтыбад, Солтанбег!

Ирыстоныхуыздӕртӕкӕмсты, уыцыбӕстӕйыхорзӕхдӕуӕд.

Автор статьи: Руслан БЗАРОВ.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика