Ирина Келехсаева: «Мечтаю, чтобы все студенты-журналисты приехали на родину»

Ирина Келехсаева, журналистка

МЦ «Ир»: Вы работали на очень многих информационных ресурсах, у Вас есть достаточно большой опыт. Ваши материалы были всегда интересны, актуальны, резонансные, и вызывали интерес. Где Вам было интереснее работать, и вообще по своей ли воле Вы меняете ресурсы или это бывает вынужденная необходимость?

Ирина Келехсаева: На самом деле мне было интересно работать везде: и на телевидение, и на радио, и на интернет-ресурсы. После возвращения в Цхинвал в 1998 году после окончания учебы, успела проработать и в газете «Южная Осетия». Ведь для журналиста важен любой опыт работы. Например, будучи сотрудником независимой телекомпании «АРТ», которую возглавлял Алан Касоев, мы начинали снимать первые в республике «ток-шоу». Экспериментировали с блоками новостей, стараясь делать их актуальными и самое главное – объективными. Мы сами воспринимали телекомпанию, как некую экспериментальную студию, где благодаря сплочённому и творческому коллективу рождались замечательные идеи.

Вторым интересным для меня местом работы стала общественная радиостанция «Нæ улæн». И здесь мы все дружно погружались в работу, наслаждались свободой творчества. Остались яркие воспоминания, серьёзный опыт работы в радиожурналистике, солидный опыт общения с людьми. Ведь разговаривать приходилось не только с чиновниками, или общественными деятелями, но и с обычными людьми. Коллектив «Нæ улæн» всегда ставил своей задачей работать прежде всего для них. И судя по реакции, жители Цхинвала были нам благодарны, постоянно звонили, рассказывали о себе, о своих проблемах, радостях.

С телекомпанией «АРТ» я решила расстаться, как только почувствовала попытку давления и корректирования творческого процесса со стороны отдельных чиновников. Мне показалось, что это начало конца нашим творческим замыслам.

Да и в случае с радиостанцией «На Улан», это сыграло главную роль. Вокруг коллектива начали разворачиваться скандалы, спровоцированные отдельными чиновниками и даже частью творческой интеллигенции.

После этого я решила уйти в свободное журналистское плаванье. Моим первым опытом работы в качестве «фрилансера» стал интернет-сайт «Кавказский узел». Как сегодня помню свой первый материал, и то, как я с распечатанной страничкой с гордостью показывала её своим друзьям. К сожалению, из-за проблем в начале 2000 годов с интернетизацией Южной Осетии, возникали сложности с отправкой материалов. С «Кавказским узлом» пришлось расстаться. Зато этот первый опыт в качестве «свободного журналиста» позволили мне без труда работать после ещё на нескольких других сайтах. Я уверена, что не журналист ищет работу, а работа ищет его. Поэтому никогда не боюсь менять издания, или потерять очередную работу. Тем более что фрилансеры за пределами республики всегда востребованы. А сидеть на месте, упиваясь должностью журналиста местной газеты или телевидения, считаю довольно скучным занятием. Главным аргументом в пользу выбора нового места работы всегда остаётся возможность свободного творчества. В данный момент я работаю на радиостанцию «Эхо Кавказа». Пока могу сказать, что чувствую себя, как журналист, комфортно. За год работы не было даже намёка на «заказ» тем, или вмешательства в мои материалы.

МЦ «Ир»: Почему у нас нет свободных печатных СМИ?

Ирина Келехсаева: Я думаю, что существует проблема финансирования этих СМИ и проблема журналистских кадров, которые смогли бы на них работать. В Абхазии, насколько я знаю, давно существуют и частные газеты, и телеканал. Я понимаю, что в этом случае понятие «независимость»- относительно, но зато в обществе существует свобода мнений, не отягощённая цензурой госчиновников.

Альтернативные источники информации просто обязаны существовать в любом нормальном государстве. Народ, я думаю, подустал от государственных СМИ, которые кормят его одним и тем же набором блюд. Поэтому так популярны интернет-сайты, на которых можно прочитать куда более интересную информацию о событиях в Южной Осетии. В конце концов, самому руководству республики можно задуматься о создании общественного телевидения, по примеру России. Два телевидения, уже интереснее, чем одно. Да и конкуренция заставит по-настоящему работать и журналистов, и руководителей СМИ.

МЦ «Ир»: Я в принципе согласна, но в то же время не вижу тех журналистов, которые бы это дело продвигали. Те, которые озвучивают такое желание, как иметь газету, хотят, чтобы все это профинансировал какой-то добрый меценат.

Ирина Келехсаева: С журналистами действительно беда. Это ведь не просто профессия, которой можно обучить. Журналистом может стать каждый, а заставить читать свой материал, может лишь человек, который влюблён и одержим своей профессией. Таких людей у нас мало, как не хватает и тех, кто не побоится поменять приятный во всех отношениях статус государственного журналиста, на работника альтернативных СМИ. А мечта о добром меценате, появляется, только когда ты устаёшь воевать с «ветряными мельницами», когда теряешь надежду, пытаясь объяснить необходимость финансирования молодежной газеты, или общественной радиостанции. Вот тут и появляется образ «спасителя», эдакого богатого патриота родины, который может вдруг решить профинансировать твоё доброе начинание. При этом понятно, что доброму и богатому дяде это и дорого, и совсем не нужно. А если вдруг такие попытки и возникают, то понимаешь, что «дядя» просто хочет в политику. И тут о свободе СМИ говорить не приходится.

 

МЦ «Ир»: Электронные СМИ, как информационный ресурс, сегодня, на ваш взгляд, это положительная тенденция для нашего информационного развития?

Ирина Келехсаева: Чем разнообразнее и больше будет список интернет-ресурсов самой Южной Осетии, тем лучше для нас и нашего государства. Это позволит противопоставить себя сайтам, которые открываются за пределами республики, и зачастую паразитируют на теме Южной Осетии для достижения собственных целей или политических амбиций. Я иногда с завистью захожу на ведомственные сайты России. Мы же порой, не можем понять, какую должность занимает тот или иной чиновник в правительстве, круг его обязанностей, как с ним связаться. Структура Правительства оказывается вообще государственной тайной Южной Осетии. Надо делать наши ресурсы ещё и многоязычными. Недавно моя младшая дочь тщетно пыталась найти сайты на осетинском языке. А если информация из Южной Осетии будет переводиться ещё и на иностранные языки, то это шанс привлечь внимание многочисленной западной аудитории. Это давно поняли руководители информационного агентства «РЕС» и сайта «Осинформ», которые дублируют новости на английский язык. Почему бы не сделать это правилом, ведь мы столько говорим об информационной блокаде, тогда как многое зависит от нас.

МЦ «Ир»: Вы говорили, что работали на многочисленных ресурсах, и общались с огромным количеством людей. Скажите, пожалуйста, какая журналистская встреча повлияла на Ваши личные взгляды. Какие материалы Вы сейчас вспоминаете с гордостью?

Ирина Келехсаева: Самооценка журналиста повышается тогда, когда он может помочь людям. Получить красивую грамоту или награду, или получить и то и другое, а потом желать ещё и орден, как делился со мной один из сотрудников местных СМИ – это не цель. Самая большая награда – это благодарность тех людей, которым я могу помочь. Вот эти материалы я и вспоминаю.

 

МЦ «Ир»: Несмотря на то, что Вы отметили, что журналистам трудно писать на проблемные темы. Тем не менее, в газете «Южная Осетия» много проблемных тем. Самое больше, что бывает от таких материалов, это нагоняй от редактора ресурса. Что можно сделать для того чтобы проблемные материалы не отражались на тех, кто их пишет, а на то, о чем они написаны.

Что нам надо сделать для того чтобы стало нормой, чтобы проблема не осталась без внимания, реагирования. Что-то же можно сделать?

Ирина Келехсаева: Мне кажется, в данный момент ничего нельзя сделать. Когда я работала в газете «Южная Осетия» у меня было ощущение, что чиновники читают газеты с одной целью: позвонить и сделать замечание. Абсурд доходил до того, что звонили и говорили: «Вы тут перечислили всех чиновников, которые были на концерте, а про меня забыли». Знаю, что звонят до сих пор. Я с сочувствием отношусь к редакторам государственных СМИ и руководству телекомпании, не понимаю смысла этих чиновничьих атак. Ведь в итоге они превращают любой, даже самый интересный ресурс, в бесцветное и безвкусное информационное пойло, которое удовлетворяет потребности чиновников и их родственников. А может нам следует молиться о сильных руководителях или редакторах, которые найдут в себе силы выключить телефон и поставить во главу угла интересы населения, а не члена правительства? Но это похоже на сказку.

 

МЦ «Ир»: Наши журналисты вынуждены избегать острых материалов, потому что каждый знает, что если он сделает такой материал и на этом закончится его профессиональная деятельность на этом ресурсе.

Ирина Келехсаева: Меня несколько раз увольняли из государственных СМИ, ведь там всегда хотят видеть легко контролируемых журналистов. Но на этом моя профессиональная деятельность не закончилась. Если ты настоящий журналист, ты никогда не привязан к месту, должности, редакции, и всегда найдёшь работу. При этом сохранишь репутацию, несмотря на то, что всякий раз тебя непременно будут пытаться обвинять во всех смертных грехах. Зато ты смело сможешь смотреть в глаза людям и на своё отражение в зеркале.

 

МЦ «Ир»: Наш журналистский корпус самый стабильный, при всех проблемах. Стабильность в том, что журналисты, которые работали на все эти годы, как могли, так сохраняли свои ресурсы. Это люди, которые в самые трудные минуты нашей истории делали, что могли. Были также журналисты с оружием в руках, которые сидели в окопах и делали то, что делает тот, кто считает себя настоящим гражданином. Каким Вы видите будущее нашей журналистики?

Ирина Келехсаева: Недавно после встречи со студентами российских вузов, я сказала им: моя мечта, чтобы все вы вернулись на родину. Среди них немало тех, кто выбрал эту странную и трудную профессию «журналист». Вот панацея от всех наших бед и неприятностей! Вот что может дать толчок развитию нашей, югоосетинской журналистики. Нам нужны умные, свободные, думающие на другом уровне молодые журналисты, не испорченные и не заражённые пока вирусом бездействия и апатии. Надежда на них…

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика