Есть или нет экономика в Южной Осетии?

По материалам пресс-конференции министра экономического развития РЮО Вильяма Дзагоева. Уверены, читатель получит полную информацию о состоянии экономики в республике и её министре.

Вильям Дзагоев: Добрый день, уважаемые коллеги. Очень приятно, что вы меня пригласили. Я попытаюсь коротко рассказать о работе министерства за отчётный период и за шесть месяцев 2015 года. Как мы знаем, республика наша на сегодняшний день находится в той стадии развития, когда мы до сих пор еще занимаемся процессом восстановления после августовских событий 2008 года. Львинная доля средств, которая выделяется нашим стратегическим партнером — РФ, направляется на восстановление инфраструктуры, на реабилитацию тех территорий, которые признаны пострадавшими во время войны и республика медленно, но поступательно идет к тому, чтобы жизнь в республике наладилась, стала более комфортной, чтобы уехавшие возвращалась на свою родину и чтобы гости получали моральное и эмоциональное удовольствие от посещения нашей республики. Невооруженным взглядом видно, что медленно, но всё-таки восстанавливаются дома, улицы. Этим процессам надо дать высокую оценку — за неполные три года пребывания у власти президента нашей республики, мы так или иначе добились коренного перелома в процессе восстановления, т.е. те средства, которые выделяются Российской Федерацией, адресно и в полном объеме поступают на те объекты, на которые они были предназначены и это подтвердили представители счетной палаты РФ. Считаю, это большая заслуга правительства и президента. Также хочу отметить, что с экономической точки зрения, к сожалению, пока каких-то прорывных проектов у нас нет — по незнанию или по нехотению, но факт остается фактом. Есть проблемы, которые надо решать и которые решаются, но, к сожалению, пока эти процессы не видны простому гражданину нашей республики и это я считаю минус работы правительства и, в частности, министерства экономического развития.

Этери Плиева, ИА «Рес»: Какие меры предпринимаются для привлечения инвесторов в Южную Осетию и развитие реального сектора в Южной Осетии?

Вильям Дзагоев: К сожалению, все попытки министерства экономического развития и других профильных министерств по привлечению инвесторов пока еще не находят претворения в жизнь. Есть определенные проекты, в течение года моего пребывания на должности министра я думал, что мы создали комфортные условия ведения бизнеса. Был принят закон об инвестициях и инвестиционной деятельности, который создаёт самые щадящие условия для вхождения в рынок предпринимателей — это и льготное налогообложение, и защита инвестиций. Я думал, к нам в очередь встанут. Однако получилось обратное — встречаешься с определенными финансовыми кругами, с промышленниками, просто с бизнесменами, рассказываешь об условиях ведения бизнеса, но пока результатов нет, в какой-то степени затишье связанно и с кризисом. Вообще, хочу сказать, что, для того, чтобы Южная Осетия гармонично развивалась, нам нужен людской ресурс — население в 100-120 тыс. человек. У нас практически нет людей трудовых профессий — тех же каменщиков, слесарей, токарей, специалистов среднего звена.

К сожалению, мы пока что находимся на том уровне, с которого начинали, но есть проекты на стадии выхода. Что получится в окантовке, я пока вам сказать не могу.

Этери Плиева, Иа «Рес»: Создано инвестагенство, куда предприниматели приносят свои бизнес-проекты. Сколько всего проектов в вашей частной организации?

Вильям Дзагоев: Люди не туда приносят свои инвест-проекты — это не правда, они их приносят в министерство экономического развития. Мы их собираем, изучаем и даем заключение и, как правило, 90% всех бизнес планов требуют доработки или полной переделки. Чтобы было понятно — бизнес-план это не 5-6 листов, где соискатель пишет, что он хочет сделать, какую прибыль это даст и когда он планирует вернуть вложенные средства. В бизнес-плане нужно раскрыть полностью суть вопроса, финансовую модель и каким способом ты будешь возвращать кредит. Банк должен иметь гарантии возврата своих денег. К сожалению, этого у нас пока нет. У нас нет практически людей, которые бы бизнес планы готовили согласно требованиям. Предприниматели несут дополнительные траты и заказывают оформление бизнес-планов. И не факт, что потом тот или иной бизнес план получит положительную оценку и у нас, и в инвестагенстве, а конечным фильтром является тот банк, который будет выдавать деньги. Т.е. предприниматель должны понимать, что когда он инициирует какой-то проект, он должен пройти в нём все стадии, обозначить весь путь.

Инал Тибилов, газета «Южная Осетия»: Что, по-вашему, надо сделать для того, чтобы маленькие фермерские хозяйства наконец-то получили реальную помощь от государства?

Вильям Дзагоев: Хочу отметить, что у государства должны быть деньги, чтобы помочь фермерскому хозяйству, государство должно заработать эти деньги. Получается замкнутый круг — государство должно их заработать и отдать обратно народу, а у нас разрыв происходит. Наш стратегический партнер выделяет нам деньги для того, чтобы мы с голоду не умерли — сами мы не хотим работать. Я вспоминаю 90-е годы, когда всё наше население под бомбами работало, а сейчас никто не хочет работать. Мы 95 процентов продуктов завозим извне. При ситуации — мы производим продукцию и ее негде сбыть — негодование фермеров было бы справедливым. Но если мы запретим завозить то, чего у нас нет, мы помрем с голоду.

Гугули Валиев, газета «Южная Осетия»: Первое полугодие почти закончилось. Как вы оцениваете итоги соцэкономразвития Южной Осетии за первое полугодие текущего года и какова динамика основных показателей социально-экономического развития Республики по сравнению с аналогичными показателями прошлого года?

Вильям Дзагоев: Первое полугодие заканчивается. Будут собраны и опубликованы данные по всем министрерствам и ведомствам. А на сегодняшний момент я не могу сказать вам точно, что было в 2014-2015 годах и каковы итоги соцэкономразвития. Предварительно могу сказать — экономика в стагнации. Но заработная плата не понесла ущерба в сторону уменьшения. Это большая заслуга нашего президента. Были опасения в декабре 2014 года, что секвестр затронет и ЮО, потому что мы субвенции получаем из РФ, но президент этот вопрос отстоял.

Гугули Валиев, газета «Южная Осетия»: Россия — наш главный внешнеэкономический партнер, и Вы отметили, что в России в текущем году ожидается спад на 0,3%, а в 2016 году стагнация. Как это отразится, на ваш взгляд, на динамике юго-осетинской экономики, и что республика может сделать, чтобы предотвратить возможные негативные последствия?

Вильям Дзагоев: Повторюсь, каждый на своем месте должен работать. А что касается обязательств по межгосударственным договорам, стороны их соблюдают. И нас заверили, что никаких изменений не будет, а чтобы жить лучше — надо зарабатывать самим. Я думаю, что другого не дано.

Гугули Валиев, газета «Южная Осетия»: Большинство государственных унитарных предприятий республики убыточные. На ваш взгляд какова целесообразность их содержания и что с ними делать?

Вильям Дзагоев: Государственное предприятие как форма управления себя изжило. Для того, чтобы то или иное предприятие работало эффективно, должен быть собственник. Это признают все. Есть такие стратегические предприятия, которые априори должны быть в руках государства — энергоресурсы, все остальное надо отдать предпринимателям, приватизировать их, создавать рабочие места.

Гугули Валиев, газета «Южная Осетия»: Планируется ли приватизация данных объектов?

Вильям Дзагоев: Приватизация планируется. Создаётся план приватизации, оговариваются условия, но нет желающих. Есть несколько видов приватизации. Допустим, в случае торгов претенденты на приватизацию предприятия планируют не организацию производства и создание рабочих мест, а создание объектов по оказанию платных услуг. Вкладывать в развитие производства никто не хочет — слишком затратно. У наших предпринимателей нет допуска к российским кредитным деньгам, а наши ввиду малой капитализации банков не могут удовлетворить потребности того или иного предпринимателя для осуществления таких операций. Нам важно развивать и банковскую сферу. Даже за потребительскими кредитами наше население стоит в очереди по полгода.

Джабиев Вячеслав, ЮОНИИ: Я хочу вернуться к вопросу о бизнес-планах. У нас реально очень серьезные проблемы с их написанием. Люди платят, некоторые до 20-ти тысяч руб. и они всё равно сырые. Нет института, который бы мог их делать. В связи с этим недавно правительство Абхазии решило рассматривать проекты без бизнес-планов. Что-то такое у нас намечается?

Вильям Дзагоев: Мы говорим о двух разных вещах. Абхазии в рамках договора об интеграции Российская Федерация обещала деньги. Из этих денег 200 млн руб. было выделено для поддержки местных сельскохозяйственных производителей. Эти 200 млн. невозвратные. Им их дарят в виде грантов, но в нашей ситуации это кредитные деньги и их надо возвращать, а банк не выдаст ни одной копейки, пока он не будет точно знать, куда и на что пойдут эти деньги. Другое дело — можно создать небольшое предприятие по оформлению бизнес планов, но и в инвестиционном агентстве, и в министерстве всегда есть кто-то, кто занимается инвестиционными делами. Бизнес-планы всегда бывают структурированы, и есть четко утвержденные критерии оценки их эффективности, которые должны публиковаться в СМИ, но почему-то не публикуются в наших СМИ. Нет критериев оценки бизнес планов и в банках.

Джабиев Вячеслав, ЮОНИИ: Почему абхазским предпринимателям решили подарить деньги, а нашим нет?

Вильям Дзагоев: Абхазия получила после подписания Договора об интеграции обещанные 5 млрд. руб. , из которых правительство решило 200 млн. направить на поддержку сельхозпроизводителей. У нас по инвестпрограмме на 2015-17 годы на поддержку реального сектора экономики предусмотрено 800 млн. руб., подчёркиваю — реального сектора экономики, т.е. мы должны понимать, что речь идёт о действующем предпринимательстве, которое что-то производит.

Нелли Джуссоева зам председателя госкомитета информации и печати: Каков объем продовольственного рынка в республике? Каков объем экспорта и импорта продовольствия?

Вильям Дзагоев: Продукты питания, которые потребляет население, составляют в месячном исчислении порядка 35-40 млн. руб., сюда мы еще должны включить те затраты, которые несет государство для обеспечения больниц, школ и т.д. — допустим, еще 15 млн. И суммарно у нас получается 60 млн. руб. ежемесячный оборот всех продуктов питания.

Нелли Джуссоева зам председателя госкомитета информации и печати: А каковы пропорции между завозимым продовольствием и местным производством?

Вильям Дзагоев: Скажем так, 5-7% — это местное, все остальное завозное.

Гугули Валиев, газета «Южная Осетия»: В предыдущем месяце была начата работа над инвестиционным паспортом республики. Как идёт эта работа, и когда паспорт будет готов?

Вильям Дзагоев: Ваш покорный слуга добивался этого год, но пока вопрос финансирования не решён. Что такое инвестиционный паспорт? Мне из Дагестана прислали аналог такого паспорта. Это красочное издание, материалы которого можно увидеть и на сайте. Мы хотим сделать то же самое. Это дорогое удовольствие — на сегодняшний день я пока не имею этих денег.

Гугули Валиев, газета «Южная Осетия»: А сам инвестиционный паспорт уже составлен?

Вильям Дзагоев: На 80%. Но это даже не электронный вид — это набор документов. Этим должно заниматься специализированное агентство, которое это все разложит на составные части. За обслуживание еще нужна дополнительная плата.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика