Доклад Дмитрия Медоева на конференции «Стратегия России на Кавказе»

5 мая 2015 года в Российском институте стратегических исследований (РИСИ) состоялась ежегодная научно-практическая конференция «Стратегия России на Кавказе».
Цель мероприятия — научно-практическое осмысление основных вызовов национальной безопасности России на Большом Кавказе, а также разработка методов противодействия существующим угрозам.
В конференции принимали участие эксперты РИСИ, представители дипломатического корпуса, ведущих научных центров Москвы и кавказского региона (Армении, Грузии, Азербайджана, Абхазии, Южной Осетии).

Были обсуждены следующие темы:

— основные направления стратегии России в Закавказье и на Северном Кавказе;
— деятельность зарубежных НПО и НКО на Кавказе;
— влияние украинского кризиса на ситуацию в кавказском регионе;
— межнациональные отношения в республиках Северного и Южного Кавказа;
— терроризм и религиозно-политический экстремизм на Кавказе: долгосрочные тенденции и методы противодействия;
— перспективы евразийской интеграции: кавказский аспект.

Предлагаем нашим читателям полный текст доклада:

Южная Осетия — Россия: новые горизонты стратегического партнерства

В 2014 году в Южной Осетии и в России отметили 265-ю годовщину первого посольства Осетии в Санкт-Петербурге, заложившего основы современных осетино-российских отношений. Пройдя непростые испытания временем, они стали не только братскими и добрососедскими, но существенно расширились, а в наши дни вышли на качественно новый уровень и переросли в полноценные межгосударственные отношения.
Общие исторические корни и духовное родство, дружественные межгосударственные связи и союзничество — вот что отличает сегодняшние отношения России и Осетии.
Наиболее сложный период в новейшей истории Осетии завершился 26 августа 2008 года, когда Республика Южная Осетия получила официальное признание со стороны Российской Федерации и тем самым обрела международно-правовой статус независимого государства. Осетины вновь обрели государственность, утерянную более шести веков назад.
Решающим фактором в определении дальнейшей судьбы Южной Осетии стала принципиальная позиция руководства России, помноженная на непреклонную волю самих южных осетин, сумевших доказать всему миру серьезность своих намерений за все время борьбы за независимость.
Необходимость государственного союза России с Осетией доказали еще в 18 веке первые осетинские послы, которые в непростых политических условиях того времени заложили основу для дальнейшего стратегического партнерства. Все последующее развитие показало правильность этого пути, а совсем недавние судьбоносные события, свидетелями которых мы оказались уже в наши дни, открыли новую страницу двусторонних отношений.
Еще в начале 20 века, после известных событий 1917 года появился тезис, исключавший разделение единого осетинского национального организма, однако большевистское правительство решило по своему и Осетия была разделена между Грузией и РСФСР. А в начале 90-х годов прошлого века, в самый разгар грузинского националистического движения и трех вооруженных нашествий на Южную Осетию, и угроза национальной катастрофы поставила новый вопрос — о невозможности пребывания Южной Осетии в одном государстве с Грузией.
Именно он впоследствии был юридически закреплен результатами референдума проведенного 12 ноября 2006 года, который содержал единственный вопрос — о государственном суверенитете.
Тогда более 90% населения республики высказались за независимость своей родины.
Итоги именно этого исторического референдума легли в основу Указа Президента Российской Федерации от 26 августа 2008 года пункт первый, которого гласит: «Учитывая волеизъявление югоосетинского народа, признать Республику Южная Осетия в качестве суверенного и независимого государства».
В Осетии всегда будут высоко ценить решительность руководства России, проявившиеся в принятии тех трудных, но важнейших решений. Цитируя президента РФ В.В. Путина, решения, «принятые в августе 2008 года Российской Федерацией были непростые, но единственно верные».
Сегодня российско-югоосетинские отношения развиваются весьма динамично. Как вам известно,18 марта 2015 года в Москве президенты России и Южной Осетии подписали договор о союзничестве и интеграции, который предусматривает формирование единого пространства обороны и безопасности, свободное пересечение госграницы, интеграцию таможенных органов, расширение сотрудничества органов внутренних дел, упрощение процедуры приобретения российского гражданства и т.д.
Несомненно, это весьма важный для обеих стран договор из числа солидной договорно-правовой базы двусторонних отношений. С началом действия нового договора, на повестку дня встаёт и ряд новых вопросов касательно политико-правового положения Южной Осетии в «новой системе координат» динамично меняющегося постсоветского пространства, если смотреть с точки зрения существующих международно-правовых обязательств, определяющих регламент двусторонних и многосторонних отношений стран Евразийского пространства.
Напомню уважаемой аудитории: сегодняшняя геополитическая реальность такова, что Южная Осетия признана в качестве суверенного государства Российской Федерацией, которая, как известно, помимо участия в Содружестве независимых государств, состоит в одном союзном государстве с Республикой Беларусь и одновременно вместе с ней образует Евразийский экономический союз, в котором также участвуют Республика Армения и Республика Казахстан…
Исходя из этого, напрашивается ряд интересных, на наш взгляд, вопросов — в каком статусе видится странам СНГ и ЕАЭС Южная Осетия? Какова с их точки зрения стратегия взаимоотношений? Каковы перспективы сотрудничества? И вообще, существуют ли у стран-участниц какие либо мнения на сей счет? Хотя бы на экспертном уровне…
Ведь никак нельзя обойти стороной то обстоятельство, что Южная Осетия де-факто являясь географической частью Евразийского континента, де-юре (посредством более чем 80-и межправительственных российско-югоосетинских соглашений), уже находится в политическом, экономическом и даже социо-культурном ареале не только стран Содружества независимых государств или Союза России и Беларуси, но и новой международной организации — Евразийского экономического союза.
Поэтому содержание договора от 18 марта 2015 года, содержит не только понятное стремление Южной Осетии к более тесной интеграции с Российской Федерацией, но открывает новые горизонты развития и в определенном смысле является шагом к решению других важных задач, которые в том числе вытекают из вышеприведенных реалий и несомненно представляют общий интерес.
Естественно, что каждое из государств Содружества имеет суверенное право на самостоятельные оценки и поиски приоритетов, новых возможностей и перспектив своего развития.
Однако нам представляется, что наиболее продуктивными подобные усилия могли бы стать при помощи системного подхода, опираясь на общие ценности и приоритеты.
Считаю возможным обратить внимание на целесообразность начала соответствующих консультаций заинтересованных сторон на экспертно-аналитическом уровне, а также параллельно рассмотреть возможность участия официальных представителей Южной Осетии в качестве наблюдателей в отдельных структурах этих организаций.
Убежден также, что сегодня жизненно важно соизмерять существующие реалии с возможностями суверенного статуса государств в сочетании с общим историческим и культурным наследием, которые создавались совместными усилиями наших народов на всем протяжении общей истории.
Здесь выделяется России, вокруг которой естественным образом формируется центр цивилизационного притяжения целого ряда дружественных стран и народов общего Евразийского пространства.
Отчетливо ощущая себя частью этого пространства, Южная Осетия неоднократно озвучивала свои намерения строить полноценное демократическое суверенное государство в тесном союзе с Россией, расширяя при этом свои международные связи и демонстрируя открытость для самого широкого диалога со всеми заинтересованными сторонами.
Благодарю за внимание.
Материал с сайта facebook.com

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика