Депутат парламента первого созыва Белла Плиева о трудностях отстаивания независимости и перспектив вхождения в Россию

Белла Плиева, член президиума национально-освободительного движения «Адамон ныхас» с 1989 года, член президиума парламента РЮО I созыва.

— Мы всегда воспринимали себя как часть русского мира, поэтому Грузия и ополчилась на нас. Мы не воспринимали грузинский язык ни как разговорный, ни как язык делопроизводства – языком межнационального общения для нас всегда был русский. Это, конечно, возмущало Тбилиси, стремившегося нас огрузинить. Поэтому мы и вели борьбу  против Грузии, за свою независимость, чтобы остаться частью своего мира, сохранить свою идентичность.

Независимость Республики Южная Осетия была для нас конституционной защитой от Грузии. Вся борьба южных осетин, которая велась с 1989 года – это борьба за нашу независимость, за нашу Республику.

За этот период были моменты, когда хотели лишить нас статуса республики и независимости. Это знает небольшая группа людей, которая принимала непосредственное участие в отстаивании независимости Республики Южная Осетия.

В первый раз это было в начале 90-х, когда  в РЮО еще действовал комендантский час. В Цхинвал приехали «высокие» начальники, со звездами на погонах и хотели здесь ввести комендантское правление, предусматривавшее роспуск парламента и правительства, якобы для урегулирования ситуации в Южной Осетии. Мы узнали об этом совершенно случайно. Они изолировали руководителя нашей Республики, и давили на него с подписанием данной бумаги. Благодаря счастливой случайности мы узнали об этом. Тогда не было ни интернета, ни электронной почты, и мы, человек 12, сели писать телеграммы и рассылать их во все силовые структуры России, в Госдуму РФ и т.д. Мы писали, что категорически против того, чтобы Южную Осетию лишили своих органов управления – тогда у нас была парламентская республика. Мы писали, что нельзя лишать  народ своего правительства, своего руководящего органа. К счастью Москва подключилась, мы отстояли свои органы госуправления, а эти чиновники «при звездах» благополучно уехали.

Нас называли «осетинскими ястребами», которые не хотят мира Южной Осетии, но мы знали, чем грозит введение комендантского правления. Это грозило полным разоружением нашей армии и парализацией всех руководящих структур нашей республики. Ведь никто не гарантировал, что это комендантское управление затем, с таким же успехом не передаст управление Южной Осетией грузинским органам власти. По этому проекту о Республике Южная Осетия уже не могло быть и речи.

Это был первый раз, а второй был, когда приехали и объявили нам, что якобы в Госдуме было принято решение, что Южную Осетию возьмут в состав России как отдельный субъект Федерации, если мы откажемся от статуса Республики. А мы знали, что вернись мы к статусу автономной области, мы автоматически лишимся конституционного права вступления в РФ, так как Верховный Совета РФ принял решение, что в состав РФ может войти только субъект, имеющий конституционное право, т.е. автономные республики, которые защищены Конституцией. Они хотели лишить нас этого права. Было собрание депутатов всех уровней, и нас, выступающих против этого шага, было всего пять человек. Все остальные депутаты поддались пропаганде, но мы-то понимали к чему это ведет. В общем, это долго рассказывать, но нам удалось включить в протокол предложение о том, что если в течение месяца после отказа от статуса республики, мы не войдем в состав России, мы возвращаемся к статусу независимой Республики.

При зомбированности большинства тогдашних депутатов, это был единственный выход из сложившейся ситуации. Конечно, нас объявили врагами народа, но как все потом убедились, нас обманывали и пытались лишить статуса республики для того, чтобы в последующем сделать невозможным и признание независимости РЮО, и ее возможное вхождения в состав РФ.

Дважды мы защитили свою республику, и после 26 августа 2008 года, после признания независимости Южной Осетии Российской Федерацией, я думала, этот вопрос уже никогда не возникнет снова. Однако, как мы видим, все повторилось в третий раз. Третий раз нам пытались создать проблемы, чтобы наше государство лишилось своего статуса и при этом лишилось возможности войти в состав России, чтобы наши руководители пошли против Конституции, чтобы обвинения России в оккупации Южной Осетии получили документальное подтверждение. Слава Богу, этого удалось избежать, и 18 марта Договор о союзничестве и интеграции, согласованный между югоосетинскими и российскими ведомствами,  подписан президентами наших стран.

Сегодня, звучат обвинения в адрес тех, кто отважился не согласиться с первоначальной версией проекта Договора, опубликованной анонимами в интернете. Говорить о том, что «мы с Россией, а остальные все с Грузией» — это глупо и недальновидно! Такой вывод могут делать только те, кто хочет сыграть на эмоциях людей. А кто не с Россией? Здесь нет таких, но это не означает, что мы должны все предать. То, что мы с Россией мы доказываем на протяжении всех 25 лет существования своей Республики. И будем доказывать дальше!

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика