Блокада

С. Шевцов

«Советская Россия», 5 февраля 1991  г.

Югоосетинский поселок Хеити боевики начали обстреливать ночью. Упал замертво подошедший к окну 64-летний старик. Потом один за другим запылали дома. Из них с криком и плачем выскакивали полураздетые женщины и дети. Из 24 жилых домов, находящихся в поселке, 14 были сожжены дотла. Жители в панике покинули родные очаги. Приехавшие в поселок на зов о помощи военнослужащие внутренних войск МВД СССР погрузили в БТРы оставшихся немногих людей, с болью наблюдали, как между сгоревшими избами бродят брошенные, дрожащие от холода коровы, скулят оставшиеся на привязи собаки.

Заместитель командира роты по политчасти старший лейтенант Аким Мирзоев руководит выводом женщин и детей из поселков Ортеви и Арцеви. Там тоже погибли люди, сожжены дома.

— Я до сих пор не могу поверить, что все это происходит в нашей стране,- говорит Мирзоев. – Беженцев вывезли в Цхинвал и разместили в домах местных жителей, учреждениях. Но и здесь они не нашли покоя. Пулей, известно, можно убить одного, но отними холодной зимой у людей тепло и свет – и все живое в округе обречено на оскудение и медленное умирание.

Цхинвал вот уже третьи сутки погружен во мрак: сюда прекращена подача электроэнергии и воды, остановились промышленные предприятия. Темнота и жуткий холод воцарилась в жилых кварталах, больницах, родильных домах, школах и детских садах.

Прежде жили два народа бок о бок в согласии, нынче – террор, горне и ненависть пришли на эту прекрасную землю. В войсковой опергруппе внутренних войск МВД СССР я видел списки убитых и раненых  с обеих противоборствующих сторон: с начала конфликта здесь погибли 28 человек и свыше 100 человек ранены. Ежедневно к месту временной дислокации части внутренних войск приходят за помощью и защитой десятки людей. И такими беспомощными ощущают себя порой офицеры и солдаты, вынужденные отказывать людям в защите. Ведь юридически войска имеют право действовать в пределах района чрезвычайного положения, предусмотрительно объявленного руководством Грузии лишь в Цхинвале и Джавском районе – вдоль трассы, соединяющей Южную Осетию с Северной. Главный же беспредел боевики творят теперь в селах – за границей района чрезвычайного положения.

Срок чрезвычайного положения истекает через неделю. Какое решение примет председатель Верховного Совета Грузии З. Гамсахурдиа – продлит этот срок или потребует вывода внутренних войск из Южной Осетии и оставит маленький, беззащитный народ снова один на один с отрядами грузинской милиции и боевиками?

Вечером к полковнику внутренних войск пришли несколько жителей Цхинвала, сели в холодной комнате под тусклой маленькой лампочкой, питающейся от армейского бензоагрегата. Рассказывают о том, что полковник уже знает, — об убитых и покалеченных соотечественниках, о сожженных домах. Они готовы умереть, они знают, как надо мстить, но только бы не мешали им внутренние войска. Полковник долго и взволнованно убеждает собеседников в том, что кровь породит лишь новую кровь и ненависть.

В Цхинвале холодно, непрерывно сыплет снег.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика