23 июля — День СМИ Южной Осетии!

Уважаемые читатели сайта! Как вы заметили, МЦ «Ир» периодически даёт материалы в рубрике «По страницам старых газет». Сегодня, в День средств массовой информации, мы предлагаем вам, как всегда, насыщенную информацией статью Роберта Кулумбегова «Из истории осетинской периодической печати», опубликованную 23 июля 1997 года в газете «Южная Осетия». И, несомненно, вызовет интерес статья Мадины Бетеевой «У истоков периодической печати Осетии», написанная в 2006 году к 100-летию выхода газеты «Ног цард».

Из истории осетинской периодической печати

Роберт Кулумбегов

Общественно-революционное движение в России 1905-1907 годов положительным образом отразилось и на прогрессивной общественности Осетии. Впрочем, этому способствовали и те демократические «послабления» во всём российском обществе, проведённые царизмом под давлением революционного движения. И именно эти годы стали временем больших подвижек в области осетинского театра, образования, политической литературы и становления осетинской периодической печати.

В этот период группа осетинской интеллигенции решила издать печатный орган на осетинском языке. Организатором стал известный в революционно-демократических кругах писатель Гадиаты Цомак. В инициативную группу также входили врач Газданов Дзибин, учитель Амбалов Цоцко, агроном Коченов Сабан, адвокат Кануков Алмахсид, а также Бутаев Асланбег и Уртаев Камболат.

Из-за отсутствия необходимых средств и бюрократических препон, выход газеты задерживался. И лишь 23 июля 1906 года, после года организаторских мытарств, в типографии Шувалова в г. Владикавказе выходит первая газета на осетинском языке. Создатели назвали её просто — «Ирон газет» («Осетинская газета»).

Первая осетинская газета выходила два раза в неделю, в воскресенье и четверг. Начальный тираж составил 500 экземпляров.

Выход «Ирон газет» стал большим событием в Осетии. Один из распространителей газеты в южной Осетии учитель Гулиев Ефим писал: «Не было края радости народа… Сердце рвалось из груди от радости. Люди выхватывали из моих рук газету и никак не могли поверить в это счастье — газету на родном языке».

Тематика газеты была разнообразной: от событий политической жизни России до описания тягот и лишений простых тружеников горных ущелий Осетии. На страницах «Ирон газет» поднимались проблемы социальной несправедливости, осетино-ингушские противоречия, много было материалов о необходимости искоренения пережитков в общественной жизни осетин.

Остро ставилась, в частности, проблема так называемого ущельного разделения осетинского народа. «Нет единства в наших взглядах, и не можем прийти к единому мнению, — говорилось с горечью в одной из передовых статей, — одни из нас алагирцы, другие кударцы и дигорцы. Но пора понять, что мы одна кровь, один народ».

Издание и распространение «Ирон газет» показало большое пропагандистское значение печатного слова. Так, в одном из номеров газеты была опубликована статья «Наши люди в России». В ней говорилось о том, что многие осетины устраиваются на службу к богатеям в России. Таким образом, они становятся орудием в руках эксплуататоров народных масс.

И уже через номер газета пишет о том, что во многих селениях принято было решение о запрете устраиваться на службу стражниками. А на некоторых сельских сходах вообще постановили, чтобы уже служащие стражниками вернулись обратно в Осетию.

«Ирон газет» стала своеобразным информационным мостом между Севером и Югом Осетии. Благодаря газете стало возможным не только информировать общественность о проблемах народа, но и посредством обсуждений и полемики бороться с ущельной разобщённостью. И это было тем более действенно, если учесть, что предложения и замечания, высказанные на страницах газеты, в среде простого народа воспринимались как законодательные акты.

Газета также стала трибуной для пропаганды социал-демократических, революционных идей. Тон многих статей, их направленность бывали достаточно смелыми и не могли вызвать одобрение цензуры. На газету начались нападки, предупреждения со стороны царской администрации. В результате последовавших за этим мерами, газета была закрыта в августе 1906 года по распоряжению генерал-губернатора Терской области. Последним стал девятый номер, вышедший 20 августа. Редактор газеты Бутаев Асланбек был арестован и выслан из Осетии.

Свой вклад в развитие осетинской периодической печати внесли и представители юго-осетинской интеллигенции. Усилиями образованного в 1907 году в г. Тифлисе осетинского издательского общества была начата подготовка выпуска новой газеты.

К этому времени «Ирон газет» была закрыта, поэтому в создании печатного периодического издания для Осетии возникает крайняя необходимость.

Новая осетинская газета «Ног цард» («Новая жизнь») выходит в свет 8 марта 1907 года. Первым редактором издания стал учитель Тедеев Пётр. В состав редколлегии вошли учителя Кочиев Бидзина, Джиоев Николай, Тибилов Александр, тифлисские рабочие Цховребов Тадиоз, Козаев Дмитрий, студент Абаев Вано, писарь Томаев Калцико.

Газета выходила два раза в неделю, максимальный тираж составил 800 экземпляров. «Ног цард» распространялась не только в Осетии, но и в Москве, Баку, других городах России. Один из читателей новой газеты Тхостов Савкудз писал из Гиоргиевска: «Благодарю тех, кто взвалил на себя ношу служения народу. Особенно рад, что после закрытия „Ирон газет“ дело не встало».

Направленность статей в новой газете была несколько иной, чем в «Ирон газет». Очевидно, редколлегия учла причины закрытия последней. Поэтому критические статьи, за редким исключением, не имели политического характера, а касались критики поместной знати, вредных пережитков и обычаев — одним словом, газета не стала трибуной революционной пропаганды. Что, впрочем, не прибавило спокойствия редколлегии. В № 55 в редакционной статье говорилось с сарказмом: «Нет покоя нам от героев наших публикаций, одни оправдываются, вторые возомнили из себя спасителей нации, третьи, угрожая, ищут авторов псевдонимов».

Недостаточность революционной пропаганды в газете восполнена работой в социальной и общественной сфере. Так, например, большую пропагандистскую работу газета вела за отмену калыма и обременительных поминок. «Культурные нации, похоронив покойного, думают об оставшихся в живых, — писалось в газете. — А у нас, забыв о живых, все помыслы о покойном. Огромные поминки, несчётное количество поминальных дней и вследствие этого — разорение семей». И вновь себя проявила сила печатного слова. В одном из последующих номеров сообщалось, что жители селения Цунарна своём сходе постановили ограничить размеры и количество поминальных обрядов.

Такой же отклик в сердцах читателей находил и протест против обычая выкупа за невесту. Осетинская писательница Кочисова Роза в статье «К осетинским девушкам» писала: «Почему мы, девушки, не скажем отцам своим, что если я твоя дочь, почему ты продаёшь меня, как раба?!»

Эта тема вызвала большую дискуссию не только на страницах «Ног цард», но и взбудоражила общественность. И вскоре сказались положительные результаты. В заметке «Кахетинские осетины» сообщалось, что жители одиннадцати осетинских сёл Кахетии постановили не брать более калым за невест, а взявшего выкуп за дочь Наниева Соло заставили выкуп вернуть. Интересно, что тогда же были оштрафованы и давшие калым родители жениха.

На страницах «Ног цард» помимо общественно-политических статей печатались и литературные произведения осетинских поэтов и писателей, зарубежных авторов. Благодаря газете до народа доходили сочинения и российских писателей.

Интересно отметить, что редколлегия газеты проводила работу по привлечению средств и подписчиков. По рекламе на страницах «Ног цард» можно было проследить ассортимент товаров, выпускающихся по всему Закавказью. Ну, а подписчики получали в подарок оригинальное издание осетинских поэтов и писателей.

С каждым выходом газета становилась популярнее. Ставился даже вопрос о ежедневном издании. Однако возникли проблемы, причём, субъективного характера. Современник писал: «Газета „Ног цард“ имела не только благожелателей, но у неё были и враги, которые стремились подорвать газету всеми силами». В результате конфликта, возникшего между правлением осетинского издательского общества и редакции, где основной причиной было «простое честолюбие», газета прекратила своё существование. К концу 1907 года, 31 декабря, вышел последний, 70 номер газеты «Ног цард».

Третьей газетой, издаваемой на осетинском языке в дореволюционный период, была газета «Хабар». Первый номер этого издания вышел в свет 24 февраля 1909 года в г. Владикавказе. В отличие от «Ирон газет» и «Ног цард», в новой газете печатались статьи и на русском языке. Очевидно, благодаря этому увеличилось и количество читателей, так как второй номер шёл тиражом 1000 экземпляров. Интересен и ареал распространения газеты: в сёлах Северной Осетии — 360 экземпляров, в Южной Осетии — 150, Баку, Тбилиси, городах России — 120, остальная же часть в г. Владикавказе. Число подписчиков достигло 400 человек.

Много было материалов, имевших целью пробуждение национального самосознания, выработку национальной идеологии. И эти статьи подвергались остракизму. Впрочем, и царская, и советская критика руководствовалась имперскими догмами, не признающих национального самоопределения «туземцев».

В 1909 году из-за финансовых трудностей газета «Хабар» закрылась. Летом 11 июля вышел последний, десятый номер.

В истории деятельности осетинских газет мы наблюдаем тенденции, зарождавшиеся в осетинском обществе: газета «Ирон газет» — пропаганда революционных идей, «Ног цард» — борьба с пережитками в обществе, «Хабар» — попытка возрождения того, что можно было бы образно назвать положительным, умеренным национализмом. Эти три тенденции зарождались в обществе и их выразителями стали газеты.


«У истоков периодической печати Осетии».

К 100-летию выхода газеты «Ног Цард»

Мадина Бетеева

Начало ХХ века явилось для Южной Осетии временем позитивных перемен в области образования и культуры. Это было вызвано тем, что к тому времени, как и в других регионах Кавказа, «на стыке культур» и на «стыке эпох» [1], в Южной Осетии сформировался свой интеллектуальный слой, своя интеллигенция. Перед ней открывался непочатый край работы в культурно-отсталой провинции Российской империи, какой была Южная Осетия. Первоочередные задачи, которые стояли перед интеллигенцией Южной Осетии, сводились к содействию своему народу в преодолении отсталости, в изменении мировоззренческих принципов, в выработке нового взгляда на духовные ценности.

Претворение в жизнь задуманных целей началось с создания в 1907 г. в Тифлисе Юго-Осетинского издательского общества.

Программные цели общества были шире его названия. Помимо вопросов, связанных с издательской деятельностью (печатание газет, оригинальной и переводной литературы на родном языке), программа Общества предусматривала открытие школ, чтение лекций, создание любительского драматического кружка и т. д.

Первым и, как показало время, самым значительным достижением Юго-Осетинского издательского общества стало издание газеты «Ног цард» («Новая жизнь»).

Общественность Южной Осетии с воодушевлением восприняла известие о выходе газеты, с надеждой, что «Ног цард» сможет «объединить всех осетин и задать тон в решении тех или иных вопросов общественной жизни» [2].

Известие о выходе нового печатного органа сообщила грузинская газета «Исари», опубликовав в номере от 1 марта 1907 года следующее объявление: «В городе Тифлисе открыта подписка на осетинскую газету „Ног цард“ („Новая жизнь“), которая будет выходить два раза в неделю…» [3]. Спустя несколько дней, 8 марта 1907 года, вышел в свет первый номер газеты. Примечательно, что ни один орган периодической печати Кавказа не обошел это событие стороной [4]. На следующий день «Исари» в колонке новостей сообщала о выходе первого номера газеты «Ног цард», с содержанием которого редакция обещала познакомить читателей в последующих номерах.

Новый печатный орган должен был стать своеобразным центром, объединяющим молодую осетинскую интеллигенцию [5]. Тем более, что в редколлегию газеты вошли почти все известные представители юго-осетинской интеллигенции, в том числе БидзинаКочиев, Александр Тибилов, Пора Джиоев.

Редактором газеты «Ног цард» стал Петр Гулич Тедеев. Хочется хотя бы коротко представить его читателям. Достоин внимания тот факт, что П. Г. Тедеев был учеником известного просветителя и педагога Георгия Чочиева (Лиахвели), под влиянием которого и формировались его взгляды. Получив прекрасное филологическое образование в Александровском институте (г. Тифлис), П. Г. Тедеев начал свою трудовую деятельность преподавателем русского языка и литературы в тифлисском ремесленном училище. Одновременно с преподавательской работой Петр Гулич вел активную общественную деятельность. В частности, по его инициативе был создан осетинский драматический кружок, которому он отдавал много сил и энергии. По воспоминаниям С. М. Абаева, П. Г. Тедеев не только умело руководил коллективом кружка, но и выполнял ежедневную «черную», «трудоемкую» работу по кружку, «часто переписывал роли малограмотным любителям сцены, постоянно выполнял обязанность суфлера, переводил пьесы с грузинского и русского языков, т. е. был одновременно и руководителем, и разнорабочим» [6].

П. Г. Тедеев уделял очень много внимания проблеме ликвидации безграмотности, ратовал за то, чтобы осетинские дети могли получить образование. Показывая в этом деле личный пример, он набирал наиболее способных детей и безвозмездно занимался с ними, помогал устраиваться самым одаренным в учебные заведения. В частности, благодаря поддержке Петра Гулича окончил Тифлисскую мужскую гимназию, а затем продолжил учебу в Одесском университете Александр Арсеньевич Тибилов, ставший впоследствии виднейшим осетинским литературным критиком и известным деятелем народного просвещения в Южной и Северной Осетии.

Годы, последовавшие за работой в Юго-Осетинском издательском обществе и в редакции газеты «Ног цард», полны для Петра Гулича новых значимых результатов.

Неоценимы его заслуги в организации и открытии Цхинвальской музыкальной школы, создании хорового коллектива при Государственном ансамбле песни и танца Юго-Осетии. П. Г. Тедеев был одним из основателей Юго-Осетинского научно-исследовательского института краеведения. Будучи его директором, Тедеев содействовал налаживанию и развитию исследовательской работы в Южной Осетии.

П. Г. Тедеев — автор более 80-ти научно-популярных работ по разным вопросам истории и этнографии осетинского народа, проблемам воспитания, по осетинскому языку и литературе. Несмотря на большие заслуги в становлении и развитии научно- краеведческой работы, в историю осетинской культуры Петр Гулич Тедеев вошел, в первую очередь, как первый редактор газеты «Ног цард».

Средства на издание газеты «Ног цард» собирались путем отчислений от театральных сборов. Газета распространялась не только в Осетии, но и в Баку и Москве. Корреспонденции поступали в редакцию из Франции, Турции, США — от проживавших там осетин [7]. Во многих городах России «Ног цард» имела постоянных читателей, свидетельством чему могут служить приветствия и пожертвования, присылавшиеся из разных уголков страны. Читатель из Георгиевска Савкудз Тхостов, в частности, писал: «Благодарю тех, кто взвалил на себя ношу служения народу. Особенно рад, что после закрытия „Ирон газет“ дело не встало» [8].

От номера к номеру «Ног цард» становилась все популярней. Это обстоятельство побудило издателей газеты сделать ее ежедневной. Поскольку себестоимость издания была высокой, редколлегия обратилась к читателям с просьбой оказать газете материальную помощь. Читатели откликнулись на призыв редакции, а в газете стали публиковать сведения о сборе денежных средств с поимёнными списками тех, кто поддержал газету. Увеличившейся раскупаемостью не преминули воспользоваться товаропроизводители, которые стали размещать на страницах газеты рекламу своей продукции. Со страниц газеты можно было узнать едва ли не весь ассортимент товаров, выпускавшихся в Закавказье. Подписчиков газеты ждали и подарки — отдельные оригинальные издания осетинских поэтов и писателей [9].

Критические статьи и публикации на страницах газеты не носили ярко выраженного политического характера, а злободневные вопросы и идеи преподносились не через газетно-публицистичные жанры [10], а завуалированно, в литературных жанрах. Актуальные вопросы просвещения и культуры, положение женщины в осетинском обществе, анахронизм разорительных поминок, калыма стали основными темами произведений активно сотрудничавшего с редакцией публициста и просвещенца Ефима Гулиева («Два путника», «Гость», «Солнце вновь выглянуло», «КараманБураев»). Но Гулиев не был исключением. «Ног цард» дала возможность читателям познакомиться с произведениями основоположника осетинской прозы Сека Гадиева, выдающегося драматурга Елбасдуко Бритаева, а также Рутена Гаглоева, Калцыко Томаева, Вано Абаева, Михела Караева и многих других [11].

Несмотря на либеральную направленность газеты, на ее страницах все же появлялись статьи политического характера. Много места в ней было уделено бюрократии, коррупции, принимавшей угрожающие размеры, неэффективной работе представителей партии кадетов и октябристов в Государственной Думе. Некоторые статьи содержали революционные призывы, необходимость «брать инициативу и власть в свои руки» [12].

Весьма плодотворным было сотрудничество газеты «Ног цард» с известным учителем Южной Осетии Иваном (Нака) Левановичем Санакоевым, который в своих статьях («Наши учителя», «Знакомый», «Шаг назад», «Осетинское слово» и др.) последовательно доказывал необходимость обучения школьников на родном языке, не принижая, в то же время, значения русского языка: «Русский язык и русская книга необходимы в средних и высших учебных заведениях, на военной и государственной службе, в промышленности и в других отраслях, но дверью к русской книге является осетинская книга, умение читать и писать на родном языке» [13].

На страницах газеты появлялись статьи и корреспонденции и других осетинских учителей. В них заострялось внимание на трудностях, с которыми сталкиваются в своей работе народные учителя, высказывались суждения о школьных программах, о недостаточном внимании к проблемам образования со стороны властей. В частности, в статье «Политика российских властей в школах» учитель И. Н. Тедеев писал о несовершенстве школьных программ, о том, что годы, проведенные в стенах школы, остаются «черным пятном в их жизни и не приводят ни к чему, кроме одурманивания мозгов неимоверным количеством зазубренных молитв и потере способности к самостоятельному мышлению» [14].

Через все публикации, касающиеся образовательного процесса, проходит мысль о необходимости обучения и преподавания на родном языке — во избежание той ситуации, когда между народом и «народным» образованием ляжет огромная культурная пропасть [15]. Поднимаемые в газете вопросы о распространении грамотности среди населения находили горячий отклик в читательской среде. В редакцию газеты приходило немало людей, осознавших необходимость образования, просивших содействия в открытии воскресных школ по месту их жительства или работы, где бы они учили осетинский язык. Газета «Закавказье» писала, что «за последнее время среди осетин разрастается потребность в образовании… Все поняли, что в настоящее время трудно живется необразованному человеку, а поэтому на образование часто тратят последние гроши» [16].

Газета сравнивала уровень начального образования в России и в мире. В корреспонденции «Главный недостаток» приводятся даже суммы, которые тратились на образование человека: В США эта сумма составляла 4 рубля, в Германии — 3 рубля 20 копеек, в Швеции — 2 рубля 50 копеек, в России — всего 36 копеек. «И, естественно, наблюдая такое положение, — писала газета, — о заметных достижениях в области образования говорить не приходится».

Как и предшественнице «Ирон газет», газете «Ног цард» не суждена была долгая «жизнь». На 75-м номере она прекратила свое существование.

Тем не менее, газета сыграла важную роль в распространении и развитии культуры и просвещения в Осетии, в формировании общественной мысли.

Примечания

[1] Айларова С. А. Общественная мысль народов Северного Кавказа в XIX веке: культурно-исторические проблемы модернизации. Владикавказ. 2003. — С.31.

[2] Цховребов В. Д., Санакоев М. П. Южная Осетия в период трех революций (1900-1921). Тбилиси, 1981. С.160.

[3] Бигулаева И. С. Пора Джиоев — первый цензор сборника Коста Хетагурова «Ирон фёндыр». Владикавказ, 1999. С.44.

[4] Абаев В. Д. Тбилиси и Осетия Тбилиси, 1959. С.18.

[5] Цховребов З. П. Из истории развития общественно-политической и философской мысли осетинского народа в конце XIX — начале ХХ века. Тбилиси, 1973. С.199.

[6] Абаев С. М. Тедеев П. — просветитель и педагог // Грузинский вестник. 1967, № 5. С.13.

[7] Цховребова О. Д. Вопросы народного образования в газете «Ног цард» // Ученые записки Юго-Осетинского государственного педагогического института, том IX, Цхинвали, 1966. С.90.

[8] Газета «Ног цард», 1907, № 5.

[9] Кулумбегов Р. С. Из истории осетинской периодической печати // Южная Осетия, 1998, № 54.

[10] Салагаева З. М. От Нузальской надписи к роману. Орджоникидзе, 1984. С.210.

[11] Цховребов З. П. Из истории развития общественно-политической и философской мысли осетинского народа в конце XIX — начале ХХ века. 1973. С.200.

[12] Очерки истории Юго-Осетии. Том I. Цхинвали, 1969. С.227.

[13] Там же, № 10.

[14] Там же, № 33.

[15] Айларова С. А. Общественная мысль народов Северного Кавказа в XIX веке. С.229.

[16] Цховребова О. Д. Вопросы народного образования в газете «Ног цард». С.90.

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика